Получить жилплощадь дети-сироты могут только через суд

В древности дети не воспринимались как ценность: сирот брали в свои семьи люди зрелого возраста, когда не могли самостоятельно вести хозяйство

9 декабря 2015 в 15:44, просмотров: 999

Вроде бы с тех пор на Руси многое изменилось: построены детские дома, школы-интернаты, разработаны социальные программы, словом, поддержка брошенным малышам оказывается на государственном уровне… И всё же до цивилизованного общества нам ещё далеко. Периодически в Москву отправляются балашовцы и стоят возле правительства или Госдумы с плакатами на одну и ту же тему: «Отдайте сиротам положенное жильё». Очевидно, что в саратовском королевстве не всё ладно. Что же толкает людей на крайние меры?

Получить жилплощадь дети-сироты  могут только через суд

Пикет и голод

Редко какое электронное или печатное СМИ не подхватило акцию протеста Романа СОЛДАТЕНКОВА, пикетировавшего . Полугодовалым неисполнением решения Кировского районного суда г. Саратова, обязавшего региональное министерство строительства и жилищно-коммунального хозяйства предоставить Роману благоустроенное помещение площадью не менее

30 кв. м, дело не ограничивается. Чтобы понять события настоящего, нужно отмотать время назад и заглянуть в прошлое.

Роману было 12, когда его мама умерла от порока сердца. Мальчика вместе с младшей сестрой сначала отправили в приют, а затем в детский дом г. Балашова. Старшая сестра Жанна, которая на тот момент была совершеннолетней, осталась в селе Хопёрское. В материнском доме по ул. Степной она долгое время не жила, отчего ветхое жилище разрушалось ещё больше.

В 2000 г. Роман поступил в аркадакское училище на специальность «электромонтёр», в 2002 г. ушёл служить в армию. «Из государственных стен в никуда выходить непросто, — вспоминает молодой человек, — родственников нет, опыта работы и жилья тоже». Что касается последнего, то тут, казалось бы, дело поправимое. Роман начал собирать документы, чтобы встать на учёт в региональное министерство строительства и жилищно-коммунального хозяйства как нуждающийся в жилом помещении, на что со статусом сироты имел полное право. Тогда его ждал первый неприятный сюрприз: личное дело Романа было… потеряно. В аркадакском училище кивали в сторону отдела опеки и попечительства г. Балашова, предъявляя Роману чеки за почтовую пересылку. В отделе опеки и попечительства г. Балашова — на Аркадак. Дескать, мы все документы туда отправили, когда ты поступал. Делать было нечего, пришлось всё восстанавливать. «Первый раз я отправил документы в министерство строительства и ЖКХ в 2008 г. Ответили, что не положено. Собирал по-новому в 2010, 2011, 2012…»

В министерстве строительства и жилищно-коммунального хозяйства нам сообщили, что первый раз Роман обратился в ведомство 8 декабря 2014 г. Это явно не так. Я видела и более ранние его обращения. Но не в этом суть. Причина отказа была одна и та же: «на основании постановления администрации Балашовского района от 16.05.

2001 г. за Солдатенковым Р. А. закреплено жилое помещение в с. Хопёрское общей площадью 42,0 кв. м, по 1/3 доли в котором принадлежит троим гражданам, в том числе и ему, в соответствии с постановлением администрации Хопёрского муниципального образования от 08.12.2014 г. Доля каждого от общей площади жилого помещения составляет 14,0 кв. м, что больше установленной законом нормы общей площади жилого помещения на одного человека». В 2014 г. в доме по ул. Степной были прописаны 10 человек, дети и внуки старшей Жанны. Получается, что общая площадь жилого помещения была значительно меньше учётной нормы.

Действительно, распоряжением администрации района за ребёнком-сиротой может закрепляться имущество родителей. Вроде как эти меры принимаются с целью защитить маленького гражданина, а на деле выходит, что наличие непригодного жилья служит основанием для отказа. Роман признаётся, что у него нет документов, подтверждающих, что ему принадлежит 1/3 дома. Ни в какой приватизации он не участвовал, об этом свидетельствует справка, выданная в 2012 г. хопёрской администрацией. В этом же документе обозначено, что Солдатенков по этому адресу только зарегистрирован.

В 2011 г. Роман объявил голодовку. Обходился без еды 6 суток. Надо признать, что прокуратура г. Балашова помогла молодому человеку собрать необходимые документы. В 2015 г. межведомственная комиссия признала дом по ул. Степной непригодным для проживания и подлежащим сносу. Кировский районный суд г. Саратова принял решение в пользу Романа. А жилья по сей день так и нет. Правда в том, что даже теми черепашьими темпами, которыми выдаётся жильё сиротам, по справедливости и по закону он мог бы успеть его получить уже раза четыре, а не стоять, как сейчас, в хвосте длинной очереди. В министерстве нам сообщили, что Роман получит жилое помещение не раньше 2017 г.

«Может, мою квартиру продали или кому-нибудь отдали? — размышляет Роман. — Или просто наплевать на нас. Раз на эти цели выделяются средства, то почему не дают жильё? Положено было дать в 18 лет, когда я уходил в армию, а мне уже 31 год».

В своих рассуждениях Роман недалёк от истины. Прокуратурой г. Балашова доказано, что только в 2008 г. в Балашове бывшим главой администрации района Борисом ШАМИНЫМ «налево» было отдано порядка 20 квартир, и не абы каких. Если не больше.

2 декабря 2015 г. Содатенков вновь начал голодовку.

3 из 313

Та же схема, что и с Романом Солдатенковым, сработала с братьями ПОРВАТКИНЫМИ. «С 1998 г. их дом в селе Данилкино Балашовского района фактически остался бесхозным. В настоящее время он непригоден для проживания. К тому же этот дом нигде не стоит на балансе, по документам его не существует», — писал в прокуратуры г. Балашова и Саратовской области, взывал к уполномоченному по правам человека в Саратовской области Татьяне ЖУРИК общественник Дмитрий ДУБОВ, решивший помочь сиротам. В 2008 г. дом в с. Данилкино признавался комиссией нежилым, в 2015-м — сначала жилым, а потом снова нежилым. «Не знаю, как это так происходит, — ответил мне 28-летний Александр ПОРВАТКИН, — комиссия была одна и та же». Дом, соответственно, тоже. Напомню, что в состав комиссии, как правило, входят глава сельского муниципального образования, его заместитель, полицейский, начальники БТИ, Роспотребнадзора, жилищный инспектор, представители администрации района.

Не найдя поддержки на местном уровне, Дмитрий Дубов нашёл понимание у заместителя прокурора Саратовской области Тимура МАСЛОВА. К нему же он обратился и с делом Наташи КОНОБЕЕВСКОЙ. Встать на учёт девушке удалось без проблем в 18 лет. Но за два года она так и не увидела жилплощади. Пришлось обращаться в суд. В марте 2015 г. Кировский районный суд принял решение в пользу Порваткиных и Конобеевской. И?..

В министерстве строительства и жилищно-коммунального хозяйства области пояснили, что срок исполнения судебного решения с момента его вступления в законную силу составляет 1,5-2 года! И они, заметьте, исполняются в первую очередь. За 11 месяцев этого года по Балашовскому району жильём обеспечены 3 гражданина из числа детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей. На сегодняшний день в министерстве строительства по Балашовскому району состоят на учёте 313 граждан, нуждающихся в предоставлении жилого помещения. А в отделе опеки и попечительства г. Балашова сообщили, что 409 человек. Вот и пойми, кто прав и куда подевалась почти сотня сирот.

Ежегодно в министерство строительства и ЖКХ поступает в среднем от 750 до 1200 письменных и устных обращений граждан указанной категории. В 2013 г. на жилищный учёт поставлены 439, в 2014 г. — 409, за 10 мес. 2015 г. — 154 человека.

Это не так и много. В Саратовской области совершеннолетия ежегодно достигают от 1150 до 1350 детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей. Понятно, что не всем нужно жильё, но явно многим. При этом встать на учёт в 18 лет удаётся далеко не каждому. Кстати, сколько лет самому великовозрастному очереднику — в министерстве нам не ответили. Сдаётся, это мог бы быть новый повод для удивления.

Финансирование на эти цели осуществляется из двух источников: на 70% — из федерального бюджета в виде субсидий и на 30% — из областного. Звучит солидно. А что на деле?

Оказаться на Ветлянке

Строительство в Балашове дома № 13 по ул. Спортивной не обошлось без скандалов, вылившихся на федеральный уровень. В народе здание быстро и ёмко окрестили «бараком для сирот», прекрасно зная, кому оно предназначается. Объект был построен в рамках реализации условий госконтрактов, заключённых министерством строительства и ЖКХ области с ООО «Стройтэкс». Бывший зампред правительства Сергей КАНЧЕР рассказывал, что дом построен по канадской технологии и подобные здания — мировая практика. «Жалкое зрелище», — комментировали на сайтах горожане, просмотрев фотографии внутренних помещений квартир и подъездов. В ходе прокурорских проверок была выявлена масса вопиющих нарушений. Многие сироты отказались от квартир. Вера РУДЕНКО не стала этого делать, рассудив, что неизвестно, когда дадут лучше. При этом отмечает, что в доме тонкие стены, практически отсутствует шумоизоляция, а в некоторых квартирах по стенам идёт грибок. «Район не очень и дом тоже: больше 500 тыс. руб. за однокомнатную вряд ли дадут», — рассуждает девушка. Тут стоит отметить, что в 2013 г. можно было взять не квартиру, а материальную компенсацию. В соответствии с рыночной стоимостью 1 кв. м на руки балашовцам выдавали чуть более 700 тыс. руб. Но что за жильё можно приобрести за эти деньги? Разве что на окраинах.

Миновав железнодорожный переезд, оказываемся в Ветлянке. Пока мы направляемся к двухэтажному дому, квартиру в котором выбил себе небезызвестный Алексей СИВКОВ, несколько лет назад пикетировавший здание правительства, коротко расскажу об этом микрорайоне. «Оказаться на Ветлянке» — устойчивое выражение, понятное каждому балашовцу, означающее «быть похороненным»: именно здесь находится кладбище, рядом с которым на ул. Герцена расположена двухэтажка Алексея Сивкова. Застать хозяина нам не удастся, даже если мы простоим перед его дверью до лета. Соседка рассказала, что парень ушёл в армию служить по контракту.

«Квартира у него отличная, — считает пожилая собеседница, — ему «двушку» переделали в однокомнатную, сделали ремонт. У нас тут все коммуникации есть, только канализация не централизованная, самим приходится откачивать. Три автобуса в час ходят. Пожалуйста, в любое время уезжай. Куда ещё?»

В соседнем доме живёт Марина БЕСОВА. Ей предоставили компенсацию. Молодая женщина купила 2-комнатную квартиру без удобств, рассудив, что в «однушке» с ребёнком будет тесно. Слив пришлось делать самой. «Ремонт в квартире нужен, но пока нет возможности. Я вообще не верила, что мне что-то дадут. Рада, что хоть такое есть. У бабушки был дом в Ветлянке без воды и газа. Мне очень в прокуратуре помогли, подавали иски в суд, и я ещё к риелтору обращалась», — рассказала Марина. Намного сложнее было выбить жильё её брату Владимиру. «Он инвалид, — продолжила Марина, — в законе прописано, что жильё дают тем, кто находился на соцобеспечении: учился, служил или даже сидел. А он на дому получал образование. На этом основании долго отказывали, но потом всё-таки отдали деньги».

«Да, не рай», — скажет кто-то. «Бывает хуже, — отвечу я, — причём намного». В некоторые двухэтажки на Ветлянке, в которых живут сироты, страшно заходить. С трудом верится, что эта убитая жилплощадь тянет на 700 тыс. руб.

С 22-летнем Алексеем Н. поговорить не удалось. Частный дом на выделенные государством деньги он выбрал сам. Дядя объяснил, что племянник работает в Москве то на кассе оператором, то на автозаправках, зарабатывает на ремонт, планирует установить пластиковые окна. Его кирпичный дом смотрится неплохо. Правда, добраться до него очень проблематично: вода в глубоких ямах и колдобинах по ул. Бестужева плохо застывает даже в мороз.

Напоследок решила навестить

Андрея Ф., проживающего в двухэтажном доме по ул. Железнодорожной (см. фото). Зайдя внутрь, вспомнила Раскольникова, отправившегося из своей каморки-гроба убивать старуху-процентщицу, — настолько остро здесь ощущаются отчаянная нищета и запустение. Дверей нет, всё открыто настежь, очень холодно и грязно. На деревянных некрашеных перилах висят замызганные тряпки, потолки и стены — чёрные от подтёков и времени. Картину дополняет одинокий хлипкий стул. Вот нужная дверь с нацарапанной на ней мелом цифрой «10» и почему-то торчащим из неё гвоздём. Как пояснил угрюмый жилец, Андрей с семьёй переехал куда-то в район. Стоит ли этому удивляться?



Партнеры