Алексей Чернышёв: «За моими плечами живут два ангела»

Один из ведущих артистов ТЮЗа ставит сейчас на сцене старого ТЮЗа «Сказку о потерянном времени»

2 октября 2017 в 16:06, просмотров: 3795

Один из ведущих артистов ТЮЗа ставит сейчас на сцене старого ТЮЗа «Сказку о потерянном времени»

Алексей Чернышёв: «За моими плечами живут два ангела»
фото Юрий Кабанов

— Алексей, с чего началась мечта стать актёром?

— Не знаю. Мне кажется, она всегда была. Я увлёкся театром в мальчишеские годы, но тогда меня интересовал преимущественно грим. Одно время даже хотел ехать в Одессу и учиться на профессионального гримёра. В детстве я, как, наверное, и многие мальчишки моего поколения, увлекался кинематографическими ужасняками. Освоил изготовление замысловатых париков, носов, в моём рабочем чемоданчике вечно жили бутафорские оторванные и окровавленные конечности, которыми я с разной степенью успешности пугал девчонок.

Я и сейчас могу классно загримироваться самостоятельно, утрировать в себе какой-то штрих, радикально изменить внешность. Мне кажется, это важно — уметь самостоятельно, не ожидая гримёра, менять свою внешность, знать возможности своей наружности к преображению.

— Мудрецы утверждают, что почти все в детстве жили в благодатной тени ангельских крыльев. Вы видели крылатых небожителей?

— Я знаю, что они есть. За правым и левым плечом. Ещё в детстве осознал.

— А соприкосновение с тонким миром когда-нибудь испытывали?

— Я тонул в детстве. Серьёзно тонул. Уже коснулся ногами дна, а потом меня оттуда, со дна вытолкнули. Не преувеличиваю, именно так — вытолкнули! Самостоятельно я ни за что не поднялся бы — совсем не умел плавать.

— Как насчёт детских спонтанных озарений?

— Иногда на меня налетало это ощущение: нужно пойти туда-то и произойдёт что-то совершенно небывалое.

— Шли?

— Шёл.

— Происходило?

— Вроде бы нет. А может, взрослость велела мне забыть о том, что волшебное происходило.

— Что вы категорически не любите применительно к актёрской профессии?

— Ложного пафоса. Каменеющих от сознания собственного величия и собственной духовной значимости лиц и разговоров о храме искусства. Все эти пафосные бла-бла лично меня не то чтобы раздражают — смешат. Храм, он ведь не в разговорах. Он — в ощущениях. Их и надо добиваться.

— В каких женщин влюбляется ваше сердце?

— В талантливых! Талант для меня определяющее качество.

— Когда заканчивается спектакль, выход из роли вы можете сравнить со снятием пальто или с магическим обрядом?

— Я наблюдал как-то нашего фантастического земляка СОСНОВСКОГО. Он играл, если мне не изменяет память, Сарафанова. Играл просто фантастически. Слёзы готовы из глаз хлынуть от такой игры. Заканчивается его роль, он подходит к нам, ожидающим его за кулисами, на глазах слёзы. Пошатывается. Народ чуть ли не кидается поддержать его, так нещадно раздарившего себя, свою энергетику. А Сосновский, не меняя разрывающего души выражения лица, изрекает: «Анекдот рассказать?» Ну и как, по-вашему, это магия или снятие пальто?

— Мне кажется, это тот самый случай, когда маг снял пальто!

— А что, очень даже похоже на правду! Елена Александровна РОСС говорила, что сила самых проникновенных спектаклей в тайно похороненных за кулисами родственниках. Да, такое наполнение ролей воображаемыми утратами нам, актёрам, свойственно. Я тоже через это прошёл. Потом, правда, начал осваивать другие актёрские техники. А сейчас мне интереснее ставить спектакли, чем играть в них.

— А как в родном ТЮЗе относятся к вашему тяготению к режиссуре?

— Даже ни разу не задавался этим вопросом, потому что, когда я принимаю решение делать что-то, я следую этому решению — без оглядки на советы, рекомендации, пожелания. Я понимаю, что мне ещё учиться и учиться. Учиться понимать режиссуру, уметь разбирать материал, смотреть на него режиссёрскими глазами.

— Вы начали обучение в Москве. Расскажите немного о вашем педагоге.

— Мне нереально повезло с педагогом! Когда я узнал, что в «Щуке» набирает курс основатель и художественный руководитель театра «Около дома Станиславского» Юрий Николаевич ПОГРЕБНИЧКО, вопрос «куда именно идти учиться?» отпал сам собой. Погребничко — выдающийся театральный мастер. Он невероятно крут!

Его работы все до единой лично для меня примеры спектаклей-катарсисов и откровений. Юрий Николаевич Погребничко — мудрец. Его слушаешь, и наслушаться невозможно. Простота и мудрость. Ясность и сложность. Могучий, оригинальный театральный ум. Убедительность, самыми минимальными средствами достигаемая. Погребничко — режиссёр, не просто любящий — чтущий ЧЕХОВА. Больше того, мне кажется, он человек с чеховскими миросозерцанием, совестью, пониманием. В маленьком зале двадцать пять человек, и на сцене примерно столько же, а то и меньше людей, но такая силища энергетики в этом малом пространстве!

— Есть ли у вас близкие друзья, и если да, то кто они?

— Есть несколько близких мне людей. К сожалению или к счастью, все они живут в Москве. Так что я не могу похвастаться частыми встречами с друзьями, но зато, когда мы встречаемся, это больше чем радость — праздник. Так что теперь ещё и сессии позволяют увидеться с близкими мне людьми. Они все работают в известных московских театрах, так что тема тем для всех нас — театр как главный объект любви и интереса.

— Очень люблю вашего Ворона в «Маленькой Бабе Яге». В детских сказках играть интересно?

— Это самое любимое. И Ворон из замечательной сказки — из самых близких душе ролей детского репертуара. Но чем дальше, тем больше актёрское отходит на второй план. Мне фантастически повезло: я в родном ТЮЗе переиграл море ролей! Практически во всех работах именитых приглашённых режиссёров тоже был занят. ТЮЗ дал мне очень-очень многое в плане актёрской игры. Но в последние годы я всё больше тяготею к режиссёрскому опыту. И к работе с детьми.

— Вы поставили сказки-мюзиклы «Винни-Пух», «Алиса», теперь на сцене старого ТЮЗа идут репетиции «Сказки о потерянном времени». Общение с детьми от восьми и до двенадцати это больше радость или больше стресс?

— Это радостный стресс или стрессовая радость. Я — не поверите — стал ходить с валерьянкой в сумке. Ну а если серьёзно, это очень и очень интересно и настолько же трудно.

— Дети играют на одной сцене с созвездием актёров. Как по-вашему, они понимают значимость происходящего с ними?

— Не-а. И это, поверьте, хорошо. Дети по-другому воспринимают людей: о, какой дядечка забавный… А вот этот совсем смешной! Ты посмотри, посмотри, тётенька какая интересная! И хорошо, что они мыслят этими категориями! Они видят в нас что-то самое-самое интересное. И в них плещутся такая энергия и непосредственность. Иногда на репетиции хочется поставить ребёнка как-то по-другому, чтобы плечо было выдвинуто или осанка выгоднее смотрелась. А потом присмотрюсь и понимаю: ни к чему это! Дети интуитивно делают всё правильнее, чем решают взрослые.

— Дети одаряют взрослых актёров своей энергией. Взрослые актёры, наверное, вампирят от общества детей?

— Это ещё вопрос, кто вампирит! Это они, вампирухи, из нас энергию так прут, что мало не покажется. Только успевай защищаться!

— Каким образом эволюционируют дети, которых вы набрали?

— Они профессионально, эмоционально, интеллектуально растут! И некоторые очень и очень стремительно. Мощнее всего профессионально растут те, с кем родители занимаются развитием их роли ещё и дома.

— А как с детской дисциплиной?

— Неустанно играю роль злого дядьки, готового отчислить плохишей без малейшей жалости и сострадания. Самое занятное, что, начав осознавать, насколько важны в театре дисциплина и аккуратность, некоторые дети даже своим родителям заранее забрасывают удочки: «Мама-па-апа, вы только не переживайте, если меня отчислят. Значит, так будет лучше для проекта…»

— «Сказка о потерянном времени» выйдет к зрителю, а потом маленькие артисты вырастут из возраста своих персонажей. И что вы собираетесь делать с этим?

— Набирать следующую группу, которая будет играть этот спектакль. А актёры из этого спектакля перекочуют в спектакль новый, уже под свой возраст. Мне хочется, чтобы наши дети не только обогащались актёрскими техниками, но и чтобы они духовно росли. Менялись. С нами работают потрясающие театральные силы. Хореографы, художники. Специалисты по свету и по вокалу. Все как на подбор замечательные профессионалы из столицы и из Саратова. Всё это не пройдёт мимо детских сердец. Это колоссальное духовное насыщение.

— Чему кроме актёрского самоощущения вам хотелось бы обучить детей из своей студии?

— Мне кажется, мы все обучаем их свободе, умной раскомплексованности. Мы ставим им осанку, улучшаем произношение. Родители наших студийцев сэкономят на детских и подростковых психологах, логопедах, массажистах, потому что театр — это лучшая на свете школа интеллектуальной и духовной свободы, а также осанки, пластики, сценической речи. А ещё театр — это школа красоты. И из пресловутых айфонов и айпадов театр, кстати, тоже уверенно извлекает и вытаскивает! Некогда уже в играх сидеть — надо роль свою учить, думать о сценическом партнёрстве.

— Эстетическое потрясение вне театральных стен можете обрисовать?

— Буквально в этом году смотрел в Лувре БОТТИЧЕЛЛИ, и слёзы лились сами собой. Это такая красота и такое совершенство! Дивы Боттичелли таковы, что от них просто не отвести взора. Бесконечность красоты! Они, кстати, невероятно театральные, его работы. И такое недоумение, что столь совершенная красота была сокрыта от поклонников живописи на протяжении нескольких столетий! На протяжении нескольких столетий гений считался второразрядным художником — вот абсурд, правда? Это, кстати, повод задуматься о том, насколько надо доверять критикам и насколько справедливо время, — вопреки прогнозам тех, кто считал Боттичелли тривиальным, его гений всё-таки прорвался к миру.

— Вы так вдохновенно рассказываете о живописи, что хочется спросить: а нет ли у вас намерения использовать в своих спектаклях репродукции художников?

— А вы знаете, есть такое желание! Больше того: в фойе театра хочется устраивать, постоянно обновляя, выставку репродукций художников разных времён и народов. Это ведь замечательно, когда люди, играющие на сцене, разбираются в красоте, в эстетике. Причём художников хочется выводить к детям неожиданных. Автор «Крика», например, как поколением страшных квестов будет воспринят — разве не загадка?

А в своём следующем спектакле у меня есть намерение использовать что-то вроде вариаций на темы греческого хора.

— Ух ты! И какой это будет спектакль?

— «Карлсон».

— Что больше всего любите делать в свободное время?

— Путешествовать! В ближайшее время собираюсь в Италию. Главный маршрут — галерея Уффици.

Вы знаете, я молился, чтобы вернуться сюда! Чтобы снова здесь играть. Я стены здешние целовал. Это не обрисовать словами! Это могут понять только люди, игравшие здесь, — здесь живёт, таится, скрывается, здесь навсегда существует целый мир. Здесь все они были, наши дорогие, любимые, незабываемые — Юрий Петрович КИСЕЛЁВ, Елена Александровна Росс, Григорий Семёнович ЦИНМАН. В этом доме столько радости, мечты, столько надежд и вечной, неиссякаемой, бурлящей, красивой такой молодости… Здесь стены, пол, окна — всё помогает, направляет, выводит тебя, куда надо… Я счастлив, что я здесь. Здесь волшебная аура — была и осталась, сюда хочется бежать и нести свои идеи. Здесь просто и хорошо. Многие из моих именитых коллег работают с детьми. Нина Фёдоровна ПАНТЕЛЕЕВА — разве не подарок для детей, что такой мастер занимается с ними? Александр ФЁДОРОВ, выдающийся артист, вдохновенно ставит фехтование, бои! Мне фантастически повезло работать на одной сцене, а теперь ещё и вести занятия с юными студийцами в союзе со всеми перечисленными мной прекрасными актёрами и педагогами. Судьба расщедрилась, подарив мне творческое общение и  с Валерием Николаевичем Емельяновым, Людмилой Ивановной Шишкиной. Для детского, юношеского театра. для живого, непосредственного взаимодействия с детьми все названные мной — настоящий кладезь талантов! 

— Перечислите через запятую, какой вы человек, Алексей ЧЕРНЫШЁВ.

— Я разный. Целеустремлённый. Мечтательный. Озорной. Гостеприимный. Эмоциональный, нет, не так: эмоциональный-эмоциональный. Иногда — злой, если меня достать. Да я сам не знаю, какой я. Я, может, в актёры для этого и отправился, чтобы узнать что-то про себя.

— Одно из трёх желаний, которое хотели бы адресовать своему ангелу-хранителю?

— Пожалуйста, не покидай меня никогда.




Партнеры