Сексуальные скандалы с участием детей и подростков в Саратовской области настораживают

Рассказав историю «очередной драмы сексуального согласия» в номере нашего издания от 30 мая нынешнего года, мы не ожидали столь огромного количества читательских откликов

22.06.2018 в 12:56, просмотров: 1077

Оказывается, тема привлечения к уголовной ответственности за нарушение половой неприкосновенности несовершеннолетних (а тем более малолетних) воспринимается в наши дни чрезвычайно болезненно. Причём не только — и не столько — защитниками юных потерпевших, сколько… родственниками осуждённых или обвиняемых.

Сексуальные скандалы с участием детей и подростков  в Саратовской области настораживают

Складывается впечатление, что скоро не разберёшь, кто попадает на скамью подсудимых по обвинениям в гнусных преступлениях — педофилы-извращенцы или жертвы каких-то странных обстоятельств?

 

Приговор смёл все следы

Начнём с того, что рассказанная нами история о том, как 40-летний дяденька познакомился в соцсетях с юной девушкой и в итоге угодил в камеру СИЗО за «половое сношение с лицом, не достигшим шестнадцатилетнего возраста», спустя две недели получила финал в виде обвинительного приговора в одном из районных судов Саратова. Наказание назначено весьма суровое — семь лет лишения свободы: даже за умышленное убийство или разбой не всегда столько дают.

Участь подсудимого не смягчило ничто. Ни результат медицинской экспертизы, согласно которому в день, указанный потерпевшей, никаких сексуальных контактов у неё не происходило. Ни показания единственного прямого свидетеля, находившегося в тот же день в квартире вместе с парочкой, но не заметившего ничего похожего на интим. Ни, наконец, противоречия в заявлениях самой «жертвы добровольного секса», в ходе расследования вдруг вспомнившей, что у неё с этим дяденькой «ничего не было» (и, кстати, получившей от обвиняемого 300 тыс. руб. в качестве компенсации морального вреда).

Историю вряд ли можно считать оконченной, приговор сейчас в стадии обжалования. Родственники и адвокат осуждённого сообщили нам: в их распоряжении есть документальные свидетельства того, что девушка, которую мы назвали Анжелой (все остальные имена в тексте тоже изменены), уже не раз пыталась обвинить мужчин в посягательстве на её честь.

Первый раз это произошло в 2015 г., когда она заявила, что её изнасиловал старший брат. Уголовное дело возбудили, но вскоре закрыли: привлечь Анжелу за ложный донос не удалось, поскольку ей ещё не исполнилось14 лет.

Затем, уже после истории с 40-летним мужчиной, девушка вдруг объявила своему однокласснику, что ждёт от него ребёнка и потребовала немедленно жениться на ней. Беременность оказалась ложной.

Похоже, дело с «разводом мужиков» поставлено на поток.

 

Возраст безответственности

В криминально-сексуальной истории, поведанной адвокатом Андреем ВОРОБЬЁВЫМ, потерпевшей оказалась девочка Алёна совсем нежного возраста. Она всем в своём посёлке рассказывала, что в начале 2015 г., когда ей было всего 12 лет, дважды по доброй воле вступала в интимную связь с 25-летним мужчиной.

Разговоры вылились в уголовное дело. Между тем рассказчицу по её малолетству даже предупредить нельзя было об ответственности за оговор. В прошлом году Пугачёвский районный суд приговорил «растлителя» к трём годам лишения свободы, хотя многочисленные свидетели по делу ссылались только на услышанное от Алёны или друг от друга, больше никаких доказательств нет. Среди них оказался, кстати, и отец «жертвы», который подрался со взрослым бойфрендом дочери, поскольку заподозрил, что тот за ней ухаживает. Но, по его собственному признанию, о половых сношениях между ними он узнал только после возбуждения дела.

Точную дату события никто назвать не смог — всё случилось «в один из дней января или февраля 2015 года». При этом адвокат предъявил доказательства нахождения его подзащитного в это время на заработках в Москве.

Что касается главного доказательства — заключения медицинской экспертизы, то оно звучит так: «В связи с морфологической особенностью строения девственной плевы потерпевшей возможно совершение полового акта без её повреждения». То ли было, то ли нет.

Никто не видел, экспертиза не подтверждает, но обвинительный приговор уже вступил в силу.

 

Осторожно — дети!

Этот популярный лозунг пришёл на ум в ходе разговора с адвокатом Татьяной ФИРСОВОЙ, на счету которой есть оправданный по уголовному делу, связанному с «детским сексом».  

В одном из сёл Аткарского района девочка с трёх лет проживала в доме своей тёти и дяди-тракториста. Мама оставила её у своей сестры и поехала искать счастья, время от времени навещая дочку, которая тем временем называла мамой и папой родственников, в доме которых жила.

Девочке исполнилось шестнадцать, когда мама решила всё-таки взять на себя заботу о ней. Поскольку быт родительницы оставался неустроенным, они продолжали проживать то у одних, то у других знакомых и родственников. И вот одной-то из таких дальних родственниц (но не маме) девочка вдруг рассказала: жизнь её в доме дяди и тёти была многолетним кошмаром. Оказывается, дядя, начиная с шестилетнего возраста, регулярно её насиловал. Продолжалось это якобы в течение десяти лет, причём совершалось насилие со странной регулярностью — один раз… в год. 

Дальняя родственница в полицию не пошла, поделилась шокирующим известием с мужем — тот тоже не счёл нужным предавать дело огласке. В конце концов, сведения дошли до мамы, которая спустя полгода (!) после того, как узнала страшную правду о судьбе брошенной ею дочери, решила обратиться в правоохранительные органы.

Экспертиза не смогла дать точного ответа, было изнасилование или нет.

— Когда мы стали допрашивать девочку в суде (процесс, естественно, был закрытым), выяснилось, что она абсолютно ничего не может пояснить по поводу того, как именно осуществлялось над ней многолетнее насилие, — говорит адвокат Фирсова. — У неё начиналась истерика, меня, как адвоката, обвиняли в том, что я травмирую психику ребёнка. Хотя иногда она сообщала заведомо нелепые сведения: например, однажды дядя изнасиловал её в помещении для кроликов, в котором взрослый мужчина, по определению экспертов, просто не мог поместиться.

В итоге подсудимого полностью оправдали по всем шести эпизодам обвинения. Дело получило немалую огласку, хотя кроме показаний потерпевшей в нём не фигурировало ничего, а показания свои она постоянно меняла. Татьяна Фирсова считает, что главным условием торжества справедливости стала принципиальная позиция судьи районного суда.

Правда, было в её практике и другое дело. Молодого человека из посёлка близ Саратова осудили после того, как в тёмное время суток, поздним зимним вечером, он, извините за подробности, справлял естественные надобности за гаражом по дороге домой. В это время мимо проходила группа детей, которым по возрасту давно пора было находиться в постели. Однако они гуляли по улице и увидели дядю, заинтересовавшего их.

— Я хорошо помню, как девятилетний ребёнок под протокол говорил в суде: это был мужчина с тёмными волосами и короткой стрижкой (хотя он был в зимней шапке), под левым глазом у него шрам серповидной формы размером пять-шесть сантиметров. Поразительная наблюдательность малыша обернулась для дяденьки четырьмя годами заключения за совершение «развратных действий».

 

Роковой разрыв на трусах

В конце пришлого года в Новоузенском районе вынесли приговор двум молодым людям, которых обвинили по ст. 132 Уголовного кодекса РФ «Насильственные действия сексуального характера». Учитывая, что потерпевшей признали девушку, не достигшую на тот момент совершеннолетия, и что осуждённых оказалось двое (группа лиц), наказание получилось серьёзным — по четыре года лишения свободы каждому.

Что ж, за переход границ приличия надо карать. Вот только по сведениям, предоставленным адвокатом одного из подсудимых Мариной СТЕПАНОВОЙ, не всё в этой истории бесспорно и однозначно.

Вкратце ситуация выглядела так: 2 мая 2017-го около полуночи семнадцатилетняя Тамара позвонила на мобильник матери и сказала: два каких-то нахала не пускают её в подъезд дома. Мама выбежала на улицу и увидела свою дочь и силуэты двух спешно уходивших молодых мужчин.

По словам матери, которая позже выступала во время следствия и в суде как законный представитель дочери, вскоре после этого они нашли в соцсетях фотографии обоих парней. На следующий день мать написала заявление в полицию с просьбой принять в отношении них меры за незаконное удержание  её дочери  у подъезда. 

Через два дня была проведена экспертиза, показавшая, что на руке и ноге девушки имеются кровоподтёки. Правда, как указано в заключении, образоваться они могли в течение времени до трёх суток на момент освидетельствования. То есть и днём, и двумя днями позже, а то и в тот же день, но раньше. К тому же характер кровоподтёков таков, что их можно причинить себе самостоятельно, ущипнув пальцами.

Но всё это станет обсуждаться потом. А через две недели после первого заявления от мамы девушки поступило второе, в котором говорилось: указанных молодых людей надо привлекать к ответственности не за приставание (говоря юридическим языком — незаконное удержание), а за «совершение иных действий сексуального характера». А это уже гораздо серьёзнее, можно получить до пятнадцати лет лишения свободы.

Ещё через месяц возбуждается уголовное дело по нехорошей статье — напоминаем, с момента приставания у подъезда майской ночью прошло полтора месяца.

Обвиняемые Руслан и Артур не отрицали: да, провожали девушку, один даже «неоднократно ложил (так в приговоре. — Авт.) руку на её плечо». Перед домом Тамара вдруг стала кричать, и кавалер «обхватил её туловище и руки своими руками», пытаясь успокоить.  

Но в решении суда сказано иначе: молодые люди «осуществляли действия, направленные на снятие штанов» с потерпевшей, а один «просунул свою правую руку в штаны и трусы последней».

Доводы адвокатов подсудимых не были приняты в расчёт, а между тем в них есть несколько примечательных моментов.

Например, суд принял во внимание показания восьми свидетелей стороны обвинения. При этом ни один (!) из них не являлся очевидцем происходивших событий, они всё узнали от потерпевшей и её матери.

О результатах экспертизы уже говорилось: несколько синяков, которые могли быть нанесены кем угодно и в какое угодно время.

Наконец, главными вещественными доказательствами по делу явились предметы одежды девушки. И вот здесь у тех, кто знакомится с материалами дела, может возникнуть недоумение.

«Повреждение декоративной строчки на джинсах» и «разрыв ткани» на трусах — при том, что трусы были изъяты спустя почти два месяца и всё это время находились в употреблении. Оба вещдока являются сильно изношенными, то есть столь незначительные повреждения на них, о которых идёт речь в уголовном деле и в приговоре, могли образоваться вполне естественным путём. Поясняем, речь идёт о едва заметных надрывах, а не об изорванных в клочья вещах. При этом никаких судебных экспертиз на предмет установления механизма и времени по данным вещам следствие не проводило, суд отказал в назначении такого исследования.

Всё это могло бы стать сюжетом для забавного анекдота, если бы не определило судьбу двух человек, находящихся теперь в местах лишения свободы.

Разумеется, оценивать решения суда может только другой, вышестоящий суд. Но всё же… странно как-то!

Избави бог защищать извращенцев! Но не получится ли скоро так, что к данной категории можно будет отнести едва ли не любого гражданина России? Достаточно будет того, что кто-то на него указал...