Изгнание из рая для соседей

Судьбу людей, выселенных из домов в Новосоколовогорском посёлке Саратова, может спасти мировое соглашение

24.09.2014 в 17:03, просмотров: 2275

Дома у нас становятся незаконными постройками не во время строительства, а в пору, когда люди приобретают в них жильё и даже вселяются, предварительно сделав ремонт. Тут их и настигает карающая рука правосудия: ваша собственность вовсе не ваша, пожалуйте на улицу.

Изгнание из рая для соседей

Причём найти виноватых в такой ситуации бывает очень сложно. Страдающими же становятся покупатели, доверившиеся официальным документам, подтверждающим правильность сделки. Именно такова прогремевшая сейчас по Саратову история с двумя таунхаусами (к ним пристало это название, хотя вряд ли строения могут быть отнесены к данному виду) в коттеджном посёлке на Соколовой горе.

«Нарушено право на благоприятную среду»

Уже вторую неделю бывшие жильцы двух домов по улице Питерской в Новосоколовогорском посёлке Саратова живут где придётся. Кто-то снимает квартиру, кого-то приютили родственники, некоторые перебрались на дачи, пока погода позволяет. Через полтора месяца истекает срок жизни их домов — они должны быть снесены как построенные незаконно. До этого нужно успеть забрать из опечатанных помещений свои вещи, иначе их передадут на реализацию.

Видеосюжет в интернете о том, как проходило опечатывание квартир 12 сентября, не оставил никого равнодушным — у тех, кто эту сцену наблюдал живьём, и вовсе остались незабываемые впечатления. Судебные приставы в чёрной форме были вынуждены разметать толпу людей, пытавшихся закрыть им путь к своему жилью (впрочем, по решению суда это жильё уже никому не принадлежит). Выброшенные на улицу люди громко звали на помощь, скандировали — «Фашисты!», кричали — «Куда мы пойдём?» На двух участников сопротивления, кстати, пришлось надевать наручники и передавать бунтарей в полицию.

Но дальше возникает куча вопросов. В чём виноваты приставы? Они были обязаны исполнить решение областного суда, они люди подневольные, и их действия закон полностью оправдывает. Виноваты ли владельцы обречённых сносу домов? Они не должны были препятствовать исполнению судебного решения, но разве не естественно для человека защищать свой дом и свою семью, которую выбрасывают на улицу? Пусть даже выбрасывают на законном основании. Получается, что закон против этих людей, которые никаких преступлений не совершали. Их вина лишь в том, что они оказались втянуты в конфликт чьих-то интересов.

34 собственника потеряли крышу над головой (плюс несколько человек, таким правом не обладавших). Среди них есть семья с четырьмя детьми от 4 до 12 лет, есть инвалиды, есть люди преклонного возраста…

Предыстория печальных событий уже не раз расписана в саратовской прессе, в том числе и в нашей газете. Летом 2009 г. застройщик Михаил ГРАЧЁВ начал возводить на арендованном участке жильё, первоначально якобы предназначавшееся для его семьи. Затем планы застройщика изменились, и осенью 2010-го на участке появились два стоящих вплотную дома, по 12 квартир в каждом. Для одной семьи многовато, поэтому владелец начал предлагать желающим стать дольщиками собственности (что характерно — квартиры при этом как бы не продавались). Фактически же 16 жилых помещений обрели новых хозяев-дольщиков. Некоторые из них въехали, сделав ремонт за свой счёт, другие готовились к вселению. Но тут вспыхнул конфликт с соседями, завершившийся нынешней драматической развязкой.

Претензии соседей — владельцев окрестных коттеджей выглядели двояко. Во-первых, вопрос в том, сколько же у построенных Грачёвым домов этажей? Жилых — три, плюс цокольный (как утверждает сам застройщик, это просто подвал), да ещё мансарда сверху. Всего, выходит, будет пять. И квартир там по двенадцать — это много. А решением Саратовской городской думы от 29.04.2008 г. № 27-280 в редакции от 27.04.2010 г., вступившей в законную силу 19.05.2010 г., в данной жилой зоне запрещено строительство домов, имеющих более трёх этажей. К тому же в октябре 2012 г. появилось ещё одно решение городского собрания депутатов, в принципе исключавшее из зоны коттеджных и дачных посёлков любые многоквартирные дома. Но строительство-то стартовало раньше, аж в мае 2009-го! Закон же вроде бы обратной силы не имеет. Тем не менее…

Главной же претензией стало даже не количество этажей, а недовольство коттеджных жителей тем, что новые соседи нарушили их право на уединение. Они-то хотели наслаждаться тишиной и покоем, а тут рядом машины ездят, дети бегают, чьи-то окна прямо на твой двор выходят. Вот и решили превратить свои коттеджи в боевые крепости.

Суд также отреагировал на обращения истцов двояко. Сначала Волжский районный суд 28 декабря 2012 г. счёл претензии необоснованными и в исках отказал. Но зато областной суд рассмотрел апелляционную жалобу и 5 июля 2013 г. вынес другое решение — снести построенные дома.

Аргументы, зафиксированные судебной коллегией, таковы: «уровень жизни истцов существенно ухудшился, ухудшилась транспортная ситуация, уровень комфортности проживания… изменён привычный обзор окружающей среды, ухудшилась экологическая обстановка, причинён вред окружающей среде, что подтверждено выводами судебной экспертизы».

Сносить дома суд обязал того, кто их строил — Михаила Грачёва. Он же сказал мне, что не смог этого сделать, поскольку в квартирах уже проживали люди. Тогда в мае уже нынешнего года облсудом было вынесено то самое решение о выселении жильцов, которое сейчас выполнено.

Итак, всё законно. Что же делать людям? Этот вопрос мы адресовали как им самим, так и тем, кто знаком с ситуацией.

Статус жильцов против статуса домов

Из разговоров с пострадавшими я понял: они всё ещё на что-то надеются. Верят, что соседи их услышат и пойдут на мировое соглашение. Хотя надежда эта призрачна в свете последних событий.

Александр Ш. с женой и двумя малолетними детьми приехал к нам из другой области. Его история уникальна тем, что он уже второй раз за три года попадает в положение выселенного — теряет право собственности на приобретённую квартиру. Первый раз он купил жильё в 2011 г. в доме, построенном печально известной фирмой «Геотехника-Фин».

— Оба раза мои права были зарегистрированы в регистрационной палате Саратовской области. Но мне это не помогает. В первый раз суд аннулировал мои права по обращению некоего третьего лица, у которого якобы был договор с застройщиком на квартиру, которую я к тому времени продал и купил жильё в доме на Питерской. Точка в первом судебном разбирательстве ещё не поставлена. Если я проиграю, придётся возвращать деньги покупателю, а квартиру — оппоненту в суде. Сам же с детьми остаюсь на улице.

Александр недоумевает: где же были надзорные органы и администрация района и города, когда Грачёв вёл стройку? Почему тогда ему не предъявляли никаких претензий? И почему сделки были официально зарегистрированы, если дома построены незаконно?

— Мы готовы пойти на уступки истцам-соседям, принять их условия. Но если не удастся решить дело миром, будем бороться дальше — ничего другого нам не остаётся.

Кстати, представитель службы судебных приставов Владимир МОИСЕЕНКО подтвердил, что в случае если иски будут отозваны, приставы вновь откроют выселенным жильцам двери их квартир.

Любовь СЕМАНИНА, в прошлом — директор школы, прожила в «незаконном» доме около трёх лет. Ситуацию считает более чем катастрофической.

— Вижу решение только в мировом соглашении. Нас должны услышать, ведь мы такие же граждане России, как и те, что живут в коттеджах. Кстати, даже не на прилегающих к нашему дому участках, а на соседней улице. Их доводы звучат примерно так: теперь моя тёща стесняется ходить по участку в купальнике, потому что на неё глядят люди из окон многоквартирного дома. Я понимаю, что среди истцов есть влиятельные люди, вхожие в различные кабинеты власти. Иначе чем объяснить такую ретивость приставов? Для примера: я выиграла суд почти пять лет назад, но решение по взиманию с ответчика суммы до сих пор не выполнено, а сумма-то небольшая. Каждый раз мне объясняют, что находятся причины, по которым решение выполнить затруднительно. Здесь же приставы прибыли во всеоружии, с ними представители управления МВД, машина скорой помощи… Почему такая избирательность? Но всё же верю, что договоримся.

Член Общественной палаты Саратовской области Светлана МАРТЫНОВА сказала в разговоре со мной, что, к сожалению, возникновение подобных ситуаций в нашем регионе стало нехорошей тенденцией.

— Достаточно вспомнить тот же «Новострой», ту же «Геотехнику-Фин» — там тоже люди теряли квартиры из-за незаконности стройки. Власть имущие должны, наконец, обратить внимание на это, ведь предусмотрены юридические меры по предотвращению незаконного строительства. А за каждым выселением, сносом жилых строений — трагедия целых семей, по сути разрушенные судьбы. Ведь люди часто покупают жильё вовсе не на лишние деньги — берут кредиты, что-то продают.

Хочу сказать, что наши соседи в Воронежской, Пензенской, Самарской областях говорили мне, что у них возможность возникновения таких ситуаций сведена к минимуму — власть контролирует строительство. Я уже не говорю о Белоруссии — недавно общалась с журналистом оттуда: там президент ЛУКАШЕНКО лично участвует в защите прав обманутых граждан, сам устанавливает жёсткие сроки устранения проблем.

Мартынова добавила, что, по её мнению, отвечать перед обездоленными жильцами должен и застройщик.

— Он знал, что делал. Ну думаю, что если бы среди соседей в коттеджах не было столь статусных людей, всё могло бы быть иначе, в том числе и в суде. А ведь подход должен быть единым ко всем людям. Теперь нам надо обращаться к уполномоченным по правам человека — и в нашей области, и на уровне России, писать юридически выверенные жалобы. Пусть вероятность добиться справедливости не больше одного процента, но всё же она есть.

Застройщик Михаил Грачёв на мой вопрос ответил, что он помнит о своих обязательствах перед людьми. И если не удастся договориться с истцами (на что он также надеется), то у него есть разрешение на строительство блокированного дома на соседнем участке. Там будут жить те, кто потерял квартиры. (Не лучше ли тогда вернуть деньги тем, кому были проданы злополучные доли в доме под снос? — Ред.). Хотя с его точки зрения он ни в чём не нарушал законности. В свой жалобе, направленной в Администрацию Президента России и в Президиум Верховного суда РФ, он указал, что судья, выносившая решение, якобы в течение долгих лет работала вместе с супругой одного из истцов и даже была её подчинённой. В таких ситуациях, по мнению Михаила Валерьевича, говорить об объективности трудно, судья должна была взять самоотвод.

Ситуация с таунхаусами — домами на улице Питерской зацепила многих саратовцев. Не дай бог угодить в такую историю! — общее умозаключение. А ведь каждый, кто решил купить жильё, рискует. Особенно если учесть, что никто из власть имущих и официально страждущих за права человека пока не решился вступиться за судьбу очередных обездоленных саратовцев.