Бойцы саратовских спецподразделений регулярно проходят по делам о самых громких преступлениях

Наиболее резонансное преступление последнего времени в Саратове, конечно же, расстрел в магазине военной одежде «Тактика», что на улице Московской, в Саратове, 30 марта

27.04.2016 в 11:58, просмотров: 6658

Убийцу задержали на месте преступления, а ещё через пару недель выявили и предполагаемого организатора, которому в середине апреля также предъявили официальное обвинение. Подлинным взрывом стало сообщение, что организатор — начальник отделения специального отряда быстрого реагирования — СОБР — ГУ МВД по Саратовской области, то есть фактически полицейского спецназа. А убитый — владелец и продавец магазина — ветеран чеченской войны, имеющий боевые награды, в недавнем прошлом — боец отряда спецназа внутренних войск. Вот такая получилась кровавая карусель с участием спецназовцев с обеих сторон. На сегодняшний день следствие ещё не окончено, но стоит отметить, что бойцы специальных и особых подразделений органов внутренних дел на протяжении последних двух десятков лет не в первый раз «светятся» в громких делах о разбоях, убийствах и похищениях.

Бойцы саратовских спецподразделений регулярно проходят по делам о самых громких преступлениях

Пуля нашла после войны

Любое убийство — трагедия. Но гибель 43-летнего Евгения ГРИГОРЬЕВА, хозяина магазина «Тактика», особенно трагична и весьма болезненно переживается всеми его друзьями и близкими, среди которых люди, воевавшие в «горячих» точках. Евгений прошёл огонь чеченской войны, был надёжным товарищем в бою, а после увольнения в запас — активистом ветеранской организации, оказывающей помощь родственникам тех, кто не вернулся из служебных командировок в кризисные зоны. Смерть пощадила его там, где гремели взрывы и раздавались выстрелы, пули и гранаты матёрых боевиков не тронули бойца саратовского спецназа. Пуля нашла его в родном городе, в мирной обстановке, на рабочем месте. Это нелепо и оттого особенно горько.

Обстоятельства убийства — те, что известны и обнародованы на сегодняшний день, — вызывают, мягко говоря, недоумение. Все, кто был близко знаком с владельцем «Тактики», говорят, что его бизнес складывался не слишком удачно и большими суммами денег он не располагал. Поэтому версия об ограблении — точнее о разбойном нападении, на которой до последних пор настаивал задержанный за убийство, выглядит довольно странной. Столь же странной, как и поведение налётчика, который 30 марта вечером ворвался в подвальное помещение магазина на Московской улице в маске и с двумя «стволами» в руках — револьвером и обрезом ружья, увидел перед собой двух крепких мужчин — в гости к хозяину зашёл его знакомый — и растерялся, опешил. При этом второй человек, оказавшийся под прицелом незадачливого разбойника, тоже имеет самое прямое отношение к спецслужбам — его зовут Артёмом, он офицер запаса ФСБ, а «бывших» чекистов, как известно, не бывает. Увидев два наведённых на них дула, двое «спецов» поняли, в чём дело, и сами подсказали парню в чёрной маске, что ему нужно: «Деньги? Сейчас отдадим». Тот согласился: «Деньги». Потом, видимо, передумал и закричал: «Ложитесь!» При этом нажал спусковой крючок револьвера, но выстрела не последовало, вышла осечка. В этот момент Григорьев попытался обезоружить преступника. Но прозвучал выстрел, теперь уже из обреза. Пуля попала бывшему спецназовцу в шею, рана оказалась смертельной. Фээсбэшник запаса также вступил в схватку с налётчиком, выбил у него оружие. Тот попытался убежать, но Артём догнал его на улице и повалил. На помощь преследователю пришёл прохожий, им оказался 21-летний студент. А тут, кстати, и местный участковый обходил вверенную ему территорию. Короче, скрутили разбойника и сорвали с него маску. Признательные показания тот стал давать сразу после задержания.

Если этим показаниям верить, то 25-летний парень, не способный даже платить алименты на ребёнка от неудачного брака, пошёл на особо тяжкое преступление от «безнадёги» и безденежья. Оружие якобы приобрёл у кавказца в окрестностях Сенного рынка. Стрелять не собирался, хотел напугать и забрать выручку, но перенервничал и совершил убийство. Всеми, кто его знает, «стрелок» характеризуется сугубо положительно. В соцсетях промелькнуло сообщение, что он будто бы знает семь иностранных языков, в том числе один африканский, и женат на даме из Амстердама, с которой также в соцсетях и познакомился. Оставим правдивость сведений на совести тех, кто их разместил.

Гораздо интереснее другое сообщение, появившееся в медиапространстве две недели спустя. Оказывается, предполагаемым заказчиком вышеописанного странного преступления — то ли разбоя, то ли убийства, оказался другой спецназовец — из СОБРа регионального главка МВД. Ему уже предъявлено обвинение. По нынешней версии следствия, именно он и вооружил напавшего на магазин неудачника.

Конечно, всё это требует проверок и доказательств. Собровца даже ещё не уволили из органов внутренних дел, поскольку его вина пока только устанавливается. Но, судя по всему, в нашем городе разыгралась подлинно детективная история, двигателями которой могла быть месть или иное сведение личных счётов. Все необходимые персонажи криминального сюжета налицо: коварный и, видимо, бывалый заказчик, который тоже наверняка участвовал в боевых действиях, хотя об этом пока не сообщается. Недотёпа, которому пообещали дать денег, вручили два «ствола», велели пойти туда-то и выстрелить. Жертва — герой чеченской войны и отец троих детей, оставшихся теперь сиротами. Наконец, благородный товарищ, который, рискуя жизнью, задержал вооружённого преступника с помощью сознательного прохожего и вовремя подоспевшего сотрудника полиции. На экране и в книгах всё это интересно и занимательно, а в жизни грустно и трагично.

Пусть теперь следствие разбирается, кто есть кто в этой загадочной истории. Мне же вспомнилось, что сотрудники спецподразделений органов внутренних дел в нашей области не в первый раз попадают в криминальные истории, причём не только в качестве потерпевших, но и, наоборот — специальная подготовка позволяет им совершать преступления, на которые у других ни духа, ни сноровки не хватило бы.

Сами себя ловили

Осенью 2004 г. саратовцев потрясла история, получившая название «дело братьев Бандориных». 20 сентября по дороге домой был дерзко похищен начальник медицинской службы «Югтрансгаза» Евгений БАНДОРИН. Вскоре родственники получили сообщение с требованием выложить за его освобождение миллион долларов. Может быть, и обошлось бы всё выкупом, но родственники решили покарать негодяев и подключили региональные силовые структуры. Была подготовлена спецоперация, которая 2 сентября завершилась трагедией на одном из волжских островов близ нового моста — там была намечена передача денег. Злоумышленники подорвали гранатой автомобиль, на котором ехали участники переговоров, затем обстреляли его из автомата и скрылись. А на острове остались двое убитых — брат похищенного, глава «Газнефтьбанка» Алексей БАНДОРИН и боец СОБРа Виктор ПРУЦКИХ. Ещё один участник событий — телохранитель Алексея Бандорина — получил ранение, но выжил.

А на следующий день в лесной полосе на территории Саратовского района нашли тело самого Евгения Бандорина. Похитители решили прикончить его, чтобы не подвергать себя дальнейшему риску.

Недели через две начались задержания подозреваемых, и тут саратовцам пришлось вновь испытать шок: среди них оказались сотрудники милиции, и не какие-нибудь, а бойцы и командиры того самого СОБРа, который занимался поиском преступников. Все они были участниками боевых действий и служили вместе с погибшим при передаче денег Виктором Пруцких. Один из них — майор — даже нёс на похоронах его портрет. А другой — подполковник, получивший медаль за проявленную в Чечне храбрость, — входил в штаб операции по спасению похищенного медика.

Тогда же стало известно, что эта же группа гангстеров в погонах в 2002 г. похитила жену руководителя одной из крупнейших саратовских строительных организаций и вернула её супругу после того, как получила 70 тыс. долларов. А годом раньше, в 2001-м, они напали на дом энгельсского бизнесмена, где также неплохо поживились — взяли 200 тыс. руб. и тысячу долларов. По информации областной прокуратуры, арест помешал осуществлению их дальнейших планов: готовилось похищение родственников ещё нескольких саратовских предпринимателей.

Все четверо «борцов с преступностью», уличённые в похищении людей и прочих противозаконных деяниях, получили большие сроки лишения свободы — до 20 лет.

Банда особого назначения

В самом конце 1990-х в Саратовском областном суде рассматривали дело особо опасной банды, обвиняемой в целой серии разбойных нападений, совершённых в основном по ночам на автомобильных трассах в 1996-1997 гг. На скамье подсудимых сидели четверо: спортсмен, наркоман и двое бойцов отряда милиции особого назначения (ОМОН) УВД Саратовской области. Главным среди них был Николай ГВОЗДЕВ, старшина милиции, которого однажды увольняли из органов по отрицательным мотивам, но потом почему-то взяли в ОМОН. Правда, когда он совершал свои последние преступления, его уже и из ОМОНа уволили, однако служебное удостоверение и форму он сохранил, что позволяло обманывать дальнобойщиков на дорогах, затем лишая их денег, имущества, а иногда и жизни. Оба омоновца тогда получили пожизненные сроки и отправились в оренбургскую колонию для «полосатиков» — пожизненников, известную как «Чёрный дельфин». Им там так понравилось, что через год оба написали явки с повинной, признавшись ещё в нескольких особо тяжких преступлениях, в том числе в убийстве двух человек. По мнению следователей, таким образом они хотели пусть ненадолго, но вырваться из стен колонии, где им предстояло провести и завершить весь свой земной путь. Тогда было принято беспрецедентное решение — по результатам раскрытия ранее неизвестных преступлений банды обоим добавили… по 25 лет лишения свободы к пожизненному сроку. Сейчас законодательство изменилось — и любая новая судимость для приговорённого навсегда, даже за драку с сокамерником или оскорбление надзирателя, оборачивается ещё одним пожизненным сроком. Через десять лет после суда в 2009 г. главарь банды, бывший омоновец Николай ГВОЗДЕВ скончался от туберкулёза.

А его подельник Андрей ЯКУШЕВ продолжает сидеть в камере, из которой никогда не выйдет. Он семь раз был в Чечне и других регионах Северного Кавказа, где велись боевые действия, награждён медалью за охрану правопорядка. Сослуживцы недоумевали: как он, известный своей дисциплинированностью и исполнительностью, попал под влияние Гвоздева и стал убийцей (практически все трупы во время нападений были на его счету)? Потом пришли к выводу: привычка подчиняться и слушаться старших как раз и подвела Андрея. Гвоздев сумел убедить его, что он, пройдя огонь «горячих» точек, заслужил лучшую жизнь, чем та, которой он и живёт. А то, что для этого придётся прикончить нескольких «жлобов», — не беда, это всё равно что боевиков убивать. Так герой стал бандитом. Во время следствия Якушев пытался представить себя сумасшедшим — определённые отклонения в его психике действительно просматривались, но всё же суд решил, что он должен отвечать за свои поступки.

Спецпреступления — удел сильных людей, которые не нашли доброго применения своим навыкам, полученным в ходе спецподготовки. И потому они гораздо опаснее, чем деяния обычных правонарушителей. Вдвойне жутко, когда на бандитскую тропу встают представители элиты силовых структур. Наверное, стоит озаботиться этой проблемой в ходе очередной оптимизации правоохранительной системы.