За два месяца трёх убийц в Саратовской области признали неподсудными

Психи ни за что не отвечают - это анекдотическое изречение в наши дни приобретает пугающий смысл

07.11.2018 в 08:52, просмотров: 655

Душевное заболевание освобождает от уголовной ответственности за самые тяжкие преступления. Вместо тюрьмы невменяемый преступник — убийца или насильник — направляется на принудительное лечение и вполне имеет шанс выздороветь и вернуться к людям. По крайней мере до тех пор, пока болезнь не даст рецидива и он опять кого-нибудь не убьёт. Первые два осенних месяца нынешнего года оказались небывало урожайными на истории с признанием убийц невменяемыми.

За два месяца трёх убийц в Саратовской области признали неподсудными
фото pixabay.com

Смерть жила на нижнем этаже

31 октября новостная лента регионального Следственного управления СК России сухо сообщила, что Балашовский суд освободил 60-летнего мужчину, обвиняемого в убийстве, от уголовного наказания и назначил ему принудительное лечение. Основание — заключение психолого-психиатрической экспертизы, из которого следует, «что он не мог и не может осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий и руководить ими вследствие психического расстройства».

За протокольными строчками — кошмар, который обрушился на двух стариков-супругов в ноябре прошлого года и стоил им обоим жизни. В тот страшный вечер к ним заявился сосед с нижнего этажа, которого они знали только в лицо, и с порога объявил: он сотрудник полиции, поэтому ему нужны деньги и документы на квартиру. «Сотрудник» был явно нетрезв и свои желания выражал весьма путано. Услышав от 78-летнего дедушки, что денег нет, а документы он кому попало показывать не собирается, незваный  гость бросился мимо хозяина в комнату, где спала 76-летняя бабушка. По дороге заскочил на кухню и схватил нож. Когда престарелый хозяин, позвав на помощь соседа, выпроводил странного визитёра из своего жилища, то увидел жену с перерезанным горлом. Вскоре оставшийся сиротой дедушка скончался, не пережив потрясения.

Следователь Балашовского СО Эльчин ГУСЕЙНОВ, которому выпало вести уголовное дело, сказал мне, что убийца до этого ни в чём предосудительном замечен не был: «не привлекался и ни на каких учётах не стоял». Работал сторожем в увеселительном заведении и ничем не обнаруживал своих кровожадных склонностей. Теперь же эксперты обнаружили у него сразу несколько видов психических отклонений — в сочетании с алкоголем они привели к смертельному для соседки с верхнего этажа исходу. А судить сторожа нельзя — он не отдавал себе отчёта в том, что делает.

 

Фарш из головы тёти

Ровно на два месяца раньше, 31 августа, аналогичное сообщение пришло из Перелюба. С той разницей, что там освобождённый от уголовного наказания за убийство 33-летний молодой человек состоял на психиатрическом учёте, не раз проходил лечение в стационаре соответствующего профиля, слышал голоса из космоса и общался с персонажами фильмов и передач, выходившими на его глазах прямо из телевизора. Однако, по словам старшего следователя Пугачёвского межрайонного СО Екатерины Комковой (в ведомстве этого отдела находится и Перелюбский район), никакой агрессии по отношению к окружающим больной не проявлял и считался «тихим шизиком». Во всяком случае, до тех пор, пока в конце мая нынешнего года мать, на попечении которой он находился, не уехала на два дня по делам, доверив сынка своей 62-летней сестре.

Вечером тётя и племянник поссорились, а ночью в квартире разыгралась кровавая драма. Шизофреник перерезал спящей женщине горло, после чего принёс со двора штыковую лопату и буквально изрубил голову своей жертвы, превратив её в кровавый фарш. После чего как ни в чём не бывало лёг спать. Будучи задержанным, содеянного не отрицал, говорил, что тётушка замучила его своими замечаниями по поводу поведения и внешнего вида, на что он отвечал, что она старая и молодых ей не понять. Потом, видимо, решил разрешить спор поколений самым радикальным способом. Судить сумасшедшего убийцу нельзя, и он отправился в психиатрическую больницу, где уже бывал.

Следователь Комкова сказала: со стороны следствия внесено представление, что больные подобного рода должны находиться под постоянным контролем медиков и правоохранительных органов, хотя как сделать этот контроль действенным — никто не представляет, не охранника же к каждому психу приставлять.

Что касается третьего упомянутого мною случая, то там история ещё не получила завершения, хотя в её финале вряд ли можно сомневаться. В октябре в суд направлено уголовное дело по совершению 39-летней женщиной убийства своей 68-летней матери. Трагедия произошла в Саратове на улице Чернышевского в марте нынешнего года. Маме не нравился образ жизни дочки, злоупотреблявшей спиртным, той в свою очередь не хотелось выслушивать претензии родительницы, и очередной скандал вылился в убийство — десяток ударов табуретом по голове и удушение поясом от халата. Психолого-психиатрическая экспертиза уже сделала вывод о невменяемости обвиняемой и необходимости назначить ей принудительное лечение, суд скорее всего так и поступит, хотя шансы на другой исход всё же сохраняются. 

Кстати, лишение жизни именно близких родственников типично для душевнобольных, не подлежащих уголовному наказанию. У них ведь круг общения весьма специфический. А родные всегда рядом. Поэтому психи часто видят в них носителей зла и воплощение нечистой силы.

 

Охота на дьявола в образе мамы

В памяти всплывает несколько историй из той же серии, повергавших в своё время саратовцев в ужас. Лет шесть назад СМИ, захлёбываясь от сенсации, рассказывали, как интеллигентная женщина средних лет с творческой профессией и двумя высшими образованиями — университетским и консерваторским — насмерть забила свою старую мать… иконой святого Николая Чудотворца. Таким способом она изгоняла дьявола, поселившегося в старушке. Этот дьявол намеревался съесть дочь убитой и продать принадлежащую ей жилплощадь. Тогда много говорили и писали, что творческая дама, известная в саратовских культурных кругах, помешалась на почве каких-то опасных для душевного здоровья психологических тренингов, которые с ней проводили сектантские гуру. При этом близкие убийцы говорили: она считала одержимыми дьяволом не только свою маму, но и чуть ли не всех жителей нашего города. Так что трупов со следами побоев, нанесённых иконой с ликом Целителя, могло быть гораздо больше.

Через полгода женщину признали невменяемой и отправили в психбольницу. Насколько мне известно, курс лечения она прошла успешно и сейчас вернулась к нормальной (?) жизни. Другое дело — надолго ли и кто станет для неё следующим воплощением дьявола…

Меньше вероятности, хотя не исключено, что среди нас находится саратовский шизофреник, убивший свою мать-колдунью молотком в конце 1990-х. Убитая несколько дней лежала на полу однокомнатной квартиры — сын ждал, когда её заберёт к себе сатана. Причиной стало то, что женщина пришла к больному отпрыску просить прощения в Прощёное воскресенье, а на его календаре, вычитанном из книг по чёрной магии, было адово число, Иудин день. Помню, что следователь районной прокуратуры тогда требовал привлечь к ответственности районного психиатра и участкового инспектора милиции — они знали, что на вверенной им территории живёт человек, страдающий серьёзным психическим заболеванием, не раз побывавший на Алтынке, но ничего не сделали, чтобы обезопасить от него окружающих. Хотя вряд ли они могли что-то сделать, если врачи считали пациента вылечившимся.

Тот же следователь тогда рассказал мне, что в нашем городе произошёл случай, когда страдающая психической болезнью женщина сначала убила отца, затем, пройдя полный курс лечения, отправила на тот свет мать, после чего её… взяла на попечение тётя, судьба которой в тот момент была неизвестна. Как тут не вспомнить рассказы диссидентов о том, как в советское время инакомыслящих силой помещали в психбольницы без надежды вырваться оттуда, — так ли бесчеловечна была подобная практика?

Надо учитывать, что под руку невменяемого-неподсудного могут попасть не только близкие родственники. Осенью 2000 г. в Комсомольском посёлке молодой человек (впоследствии признанный судом психически больным) застрелил из нагана мужчину, ждавшего за рулём автомобиля во дворе дома жену и двух детей. Выстрелив в голову своей жертве, преступник спокойно положил револьвер в карман и не спеша отправился на остановку общественного транспорта, где его и задержали сотрудники милиции. Объяснить свой поступок убийца внятно так и не смог: сначала сказал, что попросил у сидевшего в машине закурить, а тот послал его подальше. Потом вспомнил, будто ему показалось, что этот человек год назад снял с него шапку… В итоге тюрьмы он успешно избежал, был направлен в психбольницу, и, конечно, нашлись люди, уверявшие, что через некоторое время после судебного решения видели стрелка на улице без смирительной рубашки. Поэтому утешаться тем, что душевнобольные представляют угрозу только для своей родни, не стоит. 

Страшилка навеяна небывалой концентрацией невменяемых убийц в последнее время. Не дай бог, такое станет тенденцией. А вот ответа на вопрос — что с этим делать? — мне не смог дать никто: ни правоохранители, ни медики, ни законодатели. Нельзя судить и наказывать человека, который не отдаёт отчёта в своих действиях, не способен себя защищать. Он беззащитен перед законом, и к нему относятся гуманно — начинают лечить. А остальные беззащитны перед ним, вернее, перед его болезнью. В старину психически больных называли бесноватыми, одержимыми бесом. Получается, людей убивают не они сами, а живущие в них бесы, а на тех, как известно, законной управы нет.

Есть, конечно, правоведы, указывающие, что в некоторых странах презираемого теперь нами Запада адвокаты стараются всеми силами вывести своих подзащитных из-под назначения принудительного лечения, поскольку срок такого лечения не может уступать сроку лишения свободы, предусмотренного за совершённое преступление. Убил — лечись пожизненно. А если и не пожизненно, то в течение длительного срока, после которого опять же пожизненно обеспечен усиленный надзор полиции и при малейшем проявлении неадекватности невменяемый преступник снова передаётся в ежовые рукавицы психиатров. Помните, как в популярном некогда американском фильме «Полёт над гнездом кукушки» (гнездом кукушки на заокеанском сленге называют дурдом) санитар говорит главному герою — уголовнику, направленному на психиатрическое обследование: «Здесь тебе не тюрьма, где ты был королём и ждал окончания срока. От нас ты уйдёшь только тогда, когда мы этого захотим, не раньше».

Если помните, из чеховской палаты № 6 тоже не было выхода, туда попадали раз и навсегда. Но если вся Россия стала палатой № 6, так ли важно, где находятся её пациенты?