У саратовских мемориалов войны драматическая судьба

Следы грозного военного времени в Саратове давно и прочно вписались в полотно повседневной суеты

20.08.2019 в 14:34, просмотров: 1264

Мы настолько привыкли к монументам, посвящённым подвигу нашего народа в 1941-1945 гг., что воспринимаем их не как часовых священной памяти, а как украшения городского пейзажа. То и дело граждане, чаще всего юного возраста, позволяют себе непочтительное к ним отношение. А ведь эти памятники рассказали бы о многом, если бы могли говорить, — и не только о войне. Тайны биографии мемориалов Великой Отечественной войны в городе на Волге выяснял корреспондент «МК» в Саратове».

У саратовских мемориалов войны драматическая судьба
фото Александра Лёгкого

Полёт над суетой эпох

Памятников героям войны в Саратове много, но брендом города стал один — «Журавли» над Соколовой горой. Его судьба олицетворяет смену эпох в последней четверти сумасшедшего ХХ века. Идея возникла в

1975 г., когда праздновалось 30-летие Победы, и дистанция прошедшего времени позволила облекать кровоточащую память в монументальные формы. Живых ветеранов стали чествовать, давать льготы и продуктовые пайки, а павшим воздавать почести в виде памятников. В 1976 г. подвели итоги конкурса проектов, объявленного легендарным первым секретарём обкома КПСС Алексеем ШИБАЕВЫМ, весной 1980-го начали строить, и, наконец, 9 мая 1982 г. саратовцы увидели 12 журавлей, парящих на столбах-пилонах на высоте 40 метров над землёй. Мемориал в парке Победы на Соколовой горе стал любимым детищем выдающегося скульптора и архитектора Юрия МЕНЯКИНА. Он долгое время был главным архитектором Саратова, и своим сегодняшним обликом наш город во многом обязан этому замечательному человеку.

Идея мемориала была навеяна стихо­творением Расула ГАМЗАТОВА «Журавли», ставшем знаменитым благодаря песне в исполнении Марка БЕРНЕСА. Впоследствии народный поэт Дагестана при встрече с Менякиным признался, что в памятнике на Соколовой горе его стихи получили лучшее наглядное воплощение.

Саратовские «Журавли» стали первой ласточкой в целой череде монументов с журавлями, появившихся в разных концах огромного Советского Союза и даже в странах «вероятного противника», например в Лос-Анджелесе. Сейчас их более 30, самое большое количество — 9 — воздвигнуто на родине Гамзатова, в Дагестане.

Символично, что замысел памятника возник в год, который считают началом пресловутой «эпохи застоя», поскольку тогда резко ухудшилось здоровье вождя СССР БРЕЖНЕВА, а мемориал появился в последний год жизни «дорогого Леонида Ильича», в преддверии коренных перемен и переломов, приведших к гибели великой страны.

Смена эпох не могла обойти знаковый мемориал, и начиная с конца 1990-х его облик меняется. Происходит, как минимум, три реконструкции, не оставившие ничего от изначального вида наземной части памятника. Вряд ли это было вызвано серьёзной необходимостью — просто новые хозяева области и города хотели вписать себя в историю «Журавлей», ставших к тому времени символом Саратова.

Ольга МЕНЯКИНА, жена творца монумента, вспоминала, как он воспринял эти изменения:

— Основной темой мемориала были светлая память и светлая печаль, выраженные в обрамлении мемориала белым камнем, светлым камнем лестницы и стоящей на входе центральной плитой цвета серой солдатской шинели.

Вдоль главной аллеи с двух сторон стоял ряд высоких стройных серебристых тополей.

Они олицетворяли строй воинов, ушедших на битву с врагом.

Те из них, кто не вернулся с войны, застыли в вечном полёте серебристого журавлиного клина. Те, кто вернулся, в почётном карауле хранят память о них скорбным шелестом серебристых листьев.

В результате реконструкций мемориальный комплекс утратил вид единого архитектурного ансамбля. Он зрительно разделён на две части: строгую официально-протокольную и возвышенную символично-поэтичную, ДО и ПОСЛЕ начала лестницы к «Журавлям».

Элементы мемориала до ступеней лестницы выглядят официозно и помпезно, стандартно и мрачновато. Их форма и облицовка плитами красно-коричневых тонов обыденны и привычны. Аналогичный вид имеют многие мемориалы, памятники и фонтаны всех городов.

Плитами такого цвета облицованы фасады и ступени крыльца магазинов и офисов Саратова, владельцы которых хвастливо стремятся показать свою успешность в бизнесе.

Стройные серебристые тополя заменили на мохнатые тёмные ели.

Это не соответствует замыслу и символике первоначального проекта мемориала.

Нетронуто светлой осталась лишь возвышающаяся на рукотворном холме часть оригинального, символичного и неповторимо поэтичного архитектурного ансамбля.

Реконструкции и изменение облика Мемориала в 1999-2000 гг. проведены без обсуждения и согласования с автором проекта Ю. И. Менякиным. Он тяжело переживал неуважительное отношение к своему творению. И это сократило его жизнь.

Все эти перемены происходили на земле. А журавли уже почти 40 лет продолжают свой полёт над Волгой и над нами. Они напоминают всем о том, что вечно и неизменно.

 

Горячие точки истории

Мемориал «Журавли» посвящён памяти 300 тыс. саратовцев, отдавших жизни за Родину. На карте Саратова есть памятники, напоминающие о подвигах представителей разных родов войск — лётчиков, зенитчиков, автомобилистов, танкистов…

Самый первый монумент появился в том же 1975 г., когда на Соколовой горе разбили парк Победы, — на противоположной стороне города, на Алтынной горе. Это всем известный памятник воинам-водителям, которым отдают честь сигналами проезжающие мимо коллеги по шофёрскому делу. По той дороге под бомбёжкой и обстрелом везли военные грузы в Сталинград, а обратно — раненых в саратовские госпитали.

Автор проекта — не скульптор, а простой автомобилист Л. П. НИКИТИН. Средства на памятник автотранспортники собирали всем миром и потом часто встречались вокруг него для проведения своих профессиональных праздников. В советское время туда по традиции приезжали выпускники школ на южной окраине города.

Через два года, в сентябре 1977-го другой знаменитый мемориал героям фронта и тыла — макет легендарного самолёта Як-3 на проспекте Энтузиастов. Говорят, сначала хотели поставить на пьедестал настоящий самолёт, но возникли опасения — как бы чего не вышло. В итоге соорудили памятник силами коллектива авиационного завода по проекту старшего архитектора института «Саратовгражданпроект» П. И. Тюленева.

Этот самолёт стал свидетелем настоящей драмы. Раньше он составлял единое целое с величественными строениями САЗ и наполнял сердца работников завода гордостью за героическое прошлое уникального предприятия. Теперь же стал последним напоминанием о славной истории уничтоженного в 2010-2012 гг. авиазавода, осколком былого величия крупнейшего производителя самолётов. На фоне торгово-развлекательного центра боевая машина времён Великой Отечественной выглядит странно и нелепо.

Наконец, в 1983 г. в микрорайоне Улеши возвели памятник защитникам саратовского неба, бойцам 720-го зенитно-артиллерийского полка — боевую зенитку калибра 85 мм. Её установили на месте гибели артиллерийского расчёта, в состав которого входили две девушки.

Неслучайно все эти памятники стоят в Заводском районе Саратова — во время

войны район назывался Сталинским и больше всего пострадал от массированных бомбардировок оборонных предприятий. Кстати, восстанавливали и строили его пленные немцы и мадьяры.

 

Путь через войну и пьедесталы

На улице Танкистов, которая до 1997 г. называлась просто Городской, стоит настоящий боевой танк Т-34-85. Его водрузили на пьедестал в ноябре 1998-го. Это самый известный из саратовских памятников героям войны, появившихся в постсоветский период.

При его установке не обошлось без курьёзов. Сначала на борту танка красовалась надпись «Родина-мать». И лишь через 15 лет, после сверки с соответствующими документами, машине вернули подлинное имя — «Мать-Родина». Тогда же у памятника появилась мемориальная доска, рассказывающая его очень непростую историю, вместившую в себя драматические коллизии второй половины ХХ века.

Танк этот был куплен на личные средства москвички Марии ОРЛОВОЙ, проводившей на фронт мужа, трёх сыновей и дочь. В начале марта 1945 г. она передала Т-34-85 в дар 6-му гвардейскому механизированному корпусу 4-й танковой армии, которым командовал её сын полковник Василий ОРЛОВ. В честь Марии Иосифовны танку дали имя «Мать-Родина». Он поступил на передовую за несколько дней до гибели полковника Орлова в боях за Верхнюю Силезию. В конце апреля танк сгорел вместе с экипажем при штурме Потсдама. Его имя передали другому танку, который и стоит теперь на пьедестале в нашем городе.

Путь «Матери-Родины» на гусеницах в Саратов был долгим и трудным. Впервые на пьедестале этот танк оказался в немецком городе Эберсвальде, где базировался 81-й гвардейский мотострелковый полк, ставший наследником 17-го гвардейского механизированного полка. Именной танк хранился там как реликвия и в 1965 г., в честь 20-летия Победы, его водрузили на гранитную трибуну, с которой, по слухам, когда-то выступал ГИТЛЕР.

В 1993-м, после ликвидации Варшавского договора и вывода Западной группы советских войск из Европы в Россию танк вместе с полком оказался в Самарской области. Он стоял на своём пьедестале, когда солдаты 81-го мотострелкового полка десятками погибали во время штурма Грозного в новогоднюю ночь 1995 г. и последующие январские дни. Этот полк понёс самые большие потери, так же как и 131-я майкопская мотострелковая бригада. Названия этих воинских частей вписаны в историю чеченской кампании как символы мужества и героизма, смешанных с горечью и слезами матерей.

К Саратову танк отношения не имел, но когда 81-й мотострелковый полк реорганизовали, боевую реликвию по просьбе губернатора Дмитрия АЯЦКОВА решили передать в наш город, где во время войны базировались целых три танковых училища, ставших кузницами кадров для пекла сражений на передовой.

 

Герои беззащитны перед варварами

Монументы войны в наше время всё чаще становятся объектом циничных развлечений тех, для кого слова о подвиге и славе — пустой звук, кто мстит павшим героям за собственную пустую и никчёмную жизнь. В конце апреля танк «Мать-Родина» ночью раскрасили краской — красной, словно в насмешку над теми, кто орошал боевую технику своей кровью. Через несколько дней полиция задержала двух молодчиков, один из которых оставил на танке записку: «Прошу покрасить Т-34 в достойный цвет». Что такое, по его мнению, достойный цвет, задержанный пояснить не смог — ему неизвестно понятие достоинства.

Несколькими днями раньше вандалы осквернили другой памятник — юнгам Северного флота в парке Липки. Разбитую каменную бескозырку нашли в кустах.

А на «Журавлях» одно время стало модным делать селфи — фотосъёмки самого себя. При этом любители собственных портретов не стеснялись залезать на столбы, попирая ногами память павших. Был случай, когда лихой автолюбитель подогнал свою иномарку прямо к подножию памятника.

На братских могилах на Воскресенском кладбище, где покоятся те, кто в военную пору скончался в саратовских военных госпиталях, не раз рисовали свастику, «кресты сатаны» и прочую мерзость.

Это напоминает нам, что защитников Родины мало чтить — их надо защищать. Иначе памятники и мемориалы могут из гордости Саратова превратиться в позор города. В дни, когда мы готовимся встречать юбилейную 75-ю годовщину Победы в Великой Отечественной войне, это особенно актуально.

P. S. Здесь рассказано лишь о некоторых памятных местах Саратова, связанных с военным лихолетьем. Таких мест в городе и в области очень много, речь о них пойдёт в следующих номерах нашего издания.