В старом ТЮЗе Саратова аншлагом завершились гастроли МХТ им. Чехова

Что такое в искусстве «Механика любви»?

3 мая 2017 в 10:04, просмотров: 1435

Каждый ответит для себя сам. Кто-то вспомнит чувственные страницы волшебной прозы Бунина, кто-то воскресит в памяти анатомию страсти, развернувшуюся на страницах «Невыносимой лёгкости бытия», кто-то, возможно, припомнит и старика маркиза де Сада — там, можно сказать, сплошная… гм… механика. Правда, любви маловато.

В старом ТЮЗе Саратова аншлагом завершились гастроли МХТ им. Чехова
Алексей Голицын

А как найти такую «механику», чтобы её колёса и шестерёнки не омрачали слуха — и реального, и душевного своим скрежетом; чтобы действо разворачивалось в равной степени лирично и чувственно, остроумно и легко, изящно и умно; чтобы улавливались отсылки к классике и ощущалось чувство сегодняшнего времени. Чтобы «Механика» сочетала в себе современность и вечность одновременно.

МХТ нашёл именно такую «Механику» в образе пьесы Марии ЗЕЛИНСКОЙ.

Камерная пьеса на трёх актёров (режиссёр Юрий КРАВЕЦ) была показана при полном аншлаге на сцене старого ТЮЗа во время компактных, но явно запомнившихся гастролей МХТ в Саратове.

По словам Юрия Кравца, автор пьесы — молодая, талантливая и, несомненно, чувствующая и понимающая современность девушка, позволила и режиссёру, и актёрам совершать необходимые изменения в материале. Изменения начались с названия пьесы: Юрий Кравец заменил таинственное, но способное отпугнуть зрителя этой же таинственностью авторское «Хуманитас Инжиниринг» на куда более понятное и притягательное — «Механика любви».

Как известно, сочинение пьесы почти всегда есть несколько актов чистого творчества. Сначала творит драматург, потом — режиссёр, затем актёры. И когда сочинение происходит на одной волне, тогда на свет и рождаются театральные радости, открытия, откровения, а иногда — в счастливых случаях — и чудеса.

Исполнители всех трёх ролей молоды и красивы. И эта внешняя привлекательность тоже как нельзя более выразительно играла на спектакль. «Механика любви» — пьеса о невозможности жить без любви и невозможности жить с ней же, опустошая её не то чтобы даже бытом, скорее анализом, скепсисом, вопиющей неделикатностью, неумением принять другого человека — даже любимого, потому что он — другой и не обязан быть твоей копией и твоим эхо.

«Механика любви» — пьеса о нас, сочиняющих себе идеальных объектов любви и не способных совпасть, примириться с людьми реальными и прекрасными. «Механика любви» — городская сказка для взрослых об иллюзиях и невозможности отказаться от них, потому как сама любовь есть тоже иллюзия — самая сладчайшая и притягательная на свете.

Не буду пересказывать сюжет этой пьесы, которая может показаться вначале очень простой и даже прогнозируемой, но приятно удивляющей в финале.

«Исполнительница ищущей любви героини — удивительное создание», — отметил Юрий Кравец. По словам режиссёра, он пригласил в «Механику» актрису Марию КАРПОВУ, учившуюся у РАЙКИНА, глубокую, тонкую, ориентирующуюся на большой театр и большую драматургию, на ШЕКСПИРА и ЧЕХОВА.

«Мария и в роли своей экстравагантной современницы стремилась поднимать пласты и глыбы, — экспрессивно рассказывал Юрий Кравец. — А между тем в «Механике» нет шекспировских страстей, зато здесь много воздуха и полёта, свободы, простоты. Я говорил актрисе: отпусти анализ, отдайся эмоциям — и всё получится! Исполнитель мужской роли Виктор ХОРИНЯК «сочинился» у меня раньше, чем героиня, и для меня было важно, чтобы они совпали, чтобы получилась встреча».

Эти красивые и молодые актёры совпали красиво и убедительно — не только статью, ростом и фактурой. Они оказались сродни друг другу энергетически. И именно в силу означенного совпадения им удалось выстроить убедительный и странный союз их своеобразных персонажей. А персонажи оказались каждый со своим неразгаданным чёрным ящичком в сердце. Пожалуй, уместнее всего сказать о героях этой пьесы пушкинской строчкой: «Они сошлись. Вода и камень, стихи и проза, лёд и пламень не столь различны меж собой». Причём сюрприз в том, что вода и камень — нестабильны. Они периодически меняются местами. Вода становится камнем, а камень водой.

Двое — цифра гармоничная. Но какая «Механика любви» обойдётся без третьего? Третий всегда интрига, чертовски мешающая жить в миру и божественно украшающая сценическое действо. В «Механике любви», кроме любовной пары, есть ещё одна героиня — очаровательная, медитативная, созерцательно-отрешённая, холодно-бесстрастная в начале и весьма удивившая в финале. В сущности, юная исполнительница этой роли Ульяна КРАВЕЦ исполнила в «Механике» две роли. Блондинка на сцене оказалась с большущим секретом, как и все блондинки, между нами говоря.

По словам режиссёра, для исполнительницы этой роли «Механика…» оказалась волнующим и значимым опытом, пробой сил и заявкой на дальнейшую реализацию себя на сценических подмостках.

Как замечательно свидетельствовали аплодисменты зала и перевоплощение, игра со светом и тенью собственных сердец и душ получилась у всего актёрского трио.

Как показывали аплодисменты искушённого и избалованного саратовского зрителя, видевшего немало самых разнообразных гастролей и антреприз и превосходно умеющего отличать чёрное от белого, сварганенный на скорую руку театральный фаст-фуд — от элитной сценической кухни для истинных гурманов — спектакль не просто развлёк, но и по-настоящему понравился, зацепил, произвёл впечатление, вызвал чувства и эмоции.

Наверное, это в большей степени девчачий, женский спектакль. Но мужчины (которых в зале было немало!) тоже не скучали. Тем более что женщины-зрительницы, захваченные сценической волной, периодически толкали своих мужчин-соседей в бок: мол, слышишь, дорогой, правду о нас, женщинах? Мотаешь её себе на ус, как информацию к размышлению и действию?

Сюжет пьесы с нотой высокотехнологичного волшебства, растворённого в ней, позволил — как бы парадоксально это ни прозвучало — создать очень реалистичную вещь о встрече реальности и мечты, о требованиях, которые мужчины и женщины предъявляют друг к другу, об одиночестве и побеге от него. Экран за спиной актёров, экран с тысячей улиц и огней, с городской толпой, увлечённой мобильными телефонами, экран, светящийся и мерцающий, с которого, кажется, и сходила в реальность героиня пьесы, ненавязчиво напоминал о нашей повседневности. На протяжении полутора часов две женщины и один мужчина задавались на сцене вопросами любви и заботы, нежности и коммуникативной способности, доверия, флирта и секса… Впрочем, два последних понятия не просто бурно обсуждались. Персонажи пьесы весьма вдохновенно предавались «науке страсти нежной»! Кстати, чувственная сцена в спектакле достойна, говоря языком этой пьесы, десяти баллов из десяти. Никакой пошлости — и при этом флюиды чувственности очень даже струились и порхали над сценой и залом.

Буквально за несколько минут до того, как я собиралась поставить подпись под этими заметками, мне позвонила подруга и сказала, что практически всей молодёжной тусовке, которая была на спектакле, «Механика» очень понравилась. И это была та самая деталь, которой мне не хватало. «Механика» — спектакль, в котором очень много молодости! Внешней и внутренней. Это спектакль для молодых сердец и душ, спектакль, оставляющий после себя пленительное и светлое послевкусие.





Партнеры