Пенсионная реформа отодвинула срок получения социальной пенсии на десять лет: саратовская история

Пенсионная реформа отодвинула срок получения  социальной пенсии на десять лет: саратовская история

Реформы последних лет сделали вопрос о жизни без пенсии насущным и даже болезненным для миллионов людей. Наша читательница рассказала свою историю, мораль которой в том, что государство в наши дни вполне может оставить своих граждан совсем без средств к существованию. Правда, не навсегда. Вот только срок ожидания обязательной социальной поддержки стариков «благодаря» пенсионной реформе увеличился вдвое. И вряд ли все смогут его выдержать.

 

Не хватило баллов

Наша читательница, жительница посёлка Хмелёвский Саратовского района Акканым Бупегалиева рассказала корреспонденту «МК в Саратове» свою очень невесёлую, но, увы, абсолютно жизненную историю. Если коротко, суть её в том, что два года назад ей было отказано в назначении страховой пенсии по старости «ввиду отсутствия требуемой величины индивидуального пенсионного коэффициента», дающего право на получение поддержки от государства.

Ну и что, скажете вы, есть же социальная пенсия, не зависящая от всяких коэффициентов. Есть, конечно, только для тех, чей пенсионный рубеж по старому законодательству (55 лет для женщин и 60 — для мужчин) совпал с введением нового, её ожидание отодвинулось на срок, вдвое превышающий прежний, — было 5 лет, стало 10.

Акканым Шамратовне 55 лет исполнилось 1 января 2019 года. По иронии судьбы, как раз в этот день власть осуществила пенсионную реформу, направленную на повышение пенсионного возраста практически для всех граждан страны. Но Бупегалиева всё же надеялась, что её новые веяния не сразу коснутся, и подала заявление в Управление пенсионного фонда России Заводского района г. Саратова, где всю жизнь проживала и работала. Ответ, полученный в начале июня 2019-го, поверг её в траур.

Оказывается, для начисления пенсии ей не хватает — нет, не трудового стажа, а баллов по индивидуальному пенсионному коэффициенту.

В ответе из УПФР сказано: «С учётом переходных положений, предусмотренных ст. 35 федерального закона от 28.12.2013 г.

№ 400-ФЗ “О страховых пенсиях в 2019 года”, страховая пенсия по старости назначается женщинам в возрасте 55 лет при наличии страхового стаже не менее десяти лет и индивидуального коэффициента 16,2 балла».

Десять лет стажа у Бупегалиевой есть, а вот количество баллов не дотягивает до установленного правительством рубежа — всего 10,647. Количество баллов по нему зависит от ежегодных отчислений страховых взносов на обязательное пенсионное страхование в Пенсионный фонд. Проще говоря, от величины заработной платы, обязательно «белой».

С этим у нашей читательницы и возникли проблемы. Она в своей жизни работала проводником пассажирских вагонов на железной дороге, официанткой, прачкой, сортировщицей, уборщицей. Но долгое время — в 1990-е и позже — занималась уличной торговлей, не будучи официально трудо­устроенной, как и многие россияне, попавшие под каток «дикого рынка».

 

Социалка без людей

— Мы тогда жили одним днём, думали, как выжить, — говорит Бупегалиева. — Теперь здоровья нет, на улице за прилавком часто простужалась, на работу в таком возрасте не устроиться. Мне нечем платить даже за услуги ЖКХ. Страшно подумать, что будет, если однажды серьёзно заболею. Я совсем одна, детей у меня нет, муж умер семь лет назад.

Продав свою квартиру в Саратове, женщина перебралась в посёлок Хмелёвский, что близ областного центра. Купила комнату в общежитии, то есть в бараке. Условия проживания здесь ужасные: вода в трубах замерзает, стены и окна продуваются ветром насквозь, туалет на улице.

Акканым Шамратовна устроилась ухаживать за пожилой жительницей Саратова, чтобы что-то заработать на жизнь. Но плата за уход ничтожная, дорога туда и обратно требует расходов, времени и сил. Записи в трудовой книжке у неё по-прежнему нет.

В разговоре со мной Бупегалиева упомянула о социальной пенсии, гарантированной всем гражданам социального государства, каковым Россия себя называет, без всяких исключений. Но по новому пенсионному законодательству, как уже было сказано, возраст её начисления отодвинулся до 70 лет для мужчин и до 65 лет для женщин. Нашей читательнице предстоит ждать этого вида господдержки ещё восемь долгих лет.

 

Выход — в уходе

В пресс-службе отделения ПФР по Саратовской области нам сказали следующее:

— Страховая пенсия по старости в 2019 году назначалась женщинам в возрасте 55,5 лет при условии наличия страхового стажа 10 лет и величины индивидуальных пенсионных коэффициентов не менее 16,2. Следует отметить, что величина пенсионных коэффициентов зависит от официальной заработной платы. Чем она выше, тем больше коэффициентов гражданину начисляется за год.

При назначении пенсии помимо непосредственно трудовой деятельности учитываются и некоторые социально значимые периоды, которые включаются в стаж и за них тоже начисляются коэффициенты. Например, ухаживая за инвалидом 1-й группы или пожилым человеком старше 80 лет, гражданин может заработать 1,8 ИПК в год. Один из родителей, ухаживая за первым ребёнком до достижения им возраста полутора лет, за год ухода получает 1,8 коэффициента, за вторым — 3,6 коэффициента, третьим и четвёртым — по 5,4 коэффициента.

Если гражданину при достижении общеустановленного пенсионного возраста всё же не хватило стажа и требуемых пенсионных коэффициентов, то он может их «доработать». При этом условия для назначения страховой пенсии не изменятся (если пенсионный возраст достигнут в 2019 году, то условия — 10 лет стажа и 16,2 ИПК — сохранятся).

Гражданам, не получившим право на страховое обеспечение, может быть назначена социальная пенсия по старости, но на 5 лет позже общеустановленного пенсионного возраста. Размер социальной пенсии по старости устанавливается индивидуально. Но если общее материальное обеспечение неработающего пенсионера не достигает величины прожиточного минимума пенсионера в регионе, то устанавливается федеральная социальная доплата до прожиточного минимума.

Нам также удалось узнать, что, если Акканым Бупегалиева раньше занималась уходом за своими родственниками старше 80 лет или имеющими первую группу инвалидности, это тоже может быть добавлено к трудовому стажу и ИПК. Даже если этих родственников сейчас уже нет в живых, но есть свидетели, способные подтвердить, что уход осуществлялся на самом деле.  

Если же человек считает, что в районном управлении что-то рассчитали неправильно, есть возможность обратиться в ОПФР по Саратовской области. Это можно сделать как по обычной, так и по электронной почте.

 

Скрытая опасность

Остаётся добавить, что в печально судьбоносном для нашей читательницы 2019 году, когда пенсионная реформа внесла свои коррективы в жизнь россиян, аналитики подсчитали, что без страховой пенсии могут реально остаться более 20 миллионов россиян (по разным данным — до 24 миллионов). Речь шла о тех, кто «скрывает» свои доходы, предпочитая самозанятость официальному трудоустройству. На тот момент это было более четверти всех работающих и пятая часть всех трудоспособных граждан России. С тех пор ситуация если и поменялась, то вряд ли в лучшую сторону.

Что еще почитать

В регионах

Новости региона

Все новости

Новости

Самое читаемое

Реклама

Автовзгляд

Womanhit

Охотники.ру