Серия убийств в Энгельсе летом 1999 года воспета писателем Лимоновым

Ностальгия по лихим 1990-м, сменившим и угробившим окончательно благословенное советское время, в наши дни, как ни странно, тоже присутствует, хотя и не так явно, как по прекрасному, сказочному СССР

30.08.2019 в 14:18, просмотров: 2030

Вспоминают, что в последнее десятилетие прошлого века справедливые «братки» якобы могли призвать к ответу и барыг-толстосумов, и чиновников-беспредельщиков, не то что сейчас. Вера, что где-то есть мир, в котором правит справедливость, в людях неистребима. История ОПГ «Покровские», восемь участников которой были осуждены за убийство пяти человек летом 1999 г. — ровно 20 лет назад, как раз из этой серии.

Серия убийств в Энгельсе летом 1999 года воспета писателем Лимоновым
Энгельсские «братки», по одной из версий, хотели расквитаться за убийство своего босса, «вора в законе» Балаша (на фото в центре).

Кровавое лето 99-го

Хроника убийств, совершённых членами ОПГ «Покровские», они же «Воровские», они же «Группировка киллеров» (все названия придуманы журналистами, сами себя эти ребята никак не называли) в Энгельсе в мае-июне 1999 г., выглядит устрашающе даже для бандитского десятилетия — пять трупов за неполный месяц! Тем более что время кровавых разборок уже уходило, всех, кого надо, убили раньше.

Будет неправдой сказать, что эта кровавая серия вызвала шок или потрясение среди жителей города-спутника Саратова. Во-первых, «мочили» людей, хотя и непростых, но известных в весьма узких кругах. Да и в этих кругах их имена и прозвища не могли сравниться со славой убиенных до них авторитета Чикуна из Саратова или «воров в законе» Шоты и Балаша из Энгельса. Во-вторых, и это главное, только двух из пятёрки отправленных на тот свет расстреляли дерзко и цинично во дворе дома. Остальных трёх убили тайно и тщательно спрятали трупы — то, что от них останется, найдут только через два с половиной года.

Собственно, и внимание прессы, да и всей общественности эти убийства привлекут лишь в 2002 г., когда в областном суде начнётся процесс по уголовному делу, составленному из трёх дел, возбуждённых по каждому из эпизодов (в двух случаях убивали по два человека сразу, лишь один удостоился персонального убийства). На скамье подсудимых сидели восемь человек — их-то и назовут «Покровскими» и прочими. Двое из них — Андрей СОЧАН по прозвищу Веник и Валерий ВЕРТЕЛЬНИКОВ по прозвищу Хитрый получили «пыжа» — пожизненное лишение свободы. Шестеро остальных — Чира (Олег ЧЕРКАСОВ), Прохор, он же Лысый (Анатолий ПРОХОРОВ), Угрюмый или Плехан (Сергей ПЛЕХАНОВ), Морда (Александр АРЖАНУХИН), Цезарь (Юрий ДОРОНИН) и не имеющий клички Сергей АВДЮХОВ — приговорены к срокам от 10 до 18 лет лишения свободы.

Их признали виновными в совершении убийств пяти человек в три захода. Согласно версии следствия, признанной судом, выглядели эти злодейства следующим образом.

В ночь на 28 мая 1999 г. ребята из вышеперечисленной компании дождались во дворе дома по улице Советской в Энгельсе возвращавшегося из казино «Эльдорадо» (место, где в ту пору тусовались энгельсские «крутые», где назначались «стрелки» и решались судьбы) Игоря МУТЕНИНА, известного в определённых кругах под прозвищем Сапара, и расстреляли его из автомата АКМ и пистолета ТТ. Сапару сопровождали трое телохранителей, один из них по прозвищу Тайсон получил смертельное ранение и умер в больнице, другой по прозвищу Кот отделался более лёгкой раной.

Через две недели, 9 июня того же года, группа совершает ещё одно убийство. На этот раз их жертвой стал 50-летний Михаил ПОНОМАРЕНКО, он же Шеремет, криминальный авторитет, прибывший на берега Волги от самого синего моря, из Одессы-мамы. По слухам, после того, как в Энгельсе начали отстреливать «воров в законе», Шеремету поручили навести там порядок, после чего он сам надеялся «короноваться». Но до короны не дожил, наши герои выманили его на трассу Энгельс — Маркс, где в придорожном кафе якобы намечалась разборка с карточными должниками и он, как «смотрящий», мог бы на них повлиять. На самом деле авторитета ожидало другое: когда он протянул руку для приветствия Хитрому, ему сзади набросили на шею верёвку, задушили, для верности несколько раз ударили ножом в живот и зарыли в лесопосадках, где была заранее приготовлена могила.

Проходит ещё две недели, и в кровавом календаре появились ещё две отметины. 24 июня группа доморощенных киллеров выследила в гараже Алексея КАВЕРИНА, известного также под прозвищем Клаус. Его вызвали на улицу, под дулом пистолета посадили в машину и отвезли в другой гаражный массив, недостроенный и заброшенный, где убили и сбросили в яму. Вместе с приговорённым в гараже находился его 68-летний отец, не имевший никакого отношения ни к «крутым», ни к «блатным». Убийцы решили, что старик — опасный свидетель, и, посовещавшись, прикончили его тоже — закололи шилом. Зарыли отца и сына вместе. Кстати, через год, в сентябре 2000-го, «Покровские» почувствовали, что запахло жареным, и попытались перепрятать трупы. Но сгнившие тела не поддавались транспортировке, по­этому преступники отрубили мёртвым головы и закопали их в другой яме. В декабре 2001 г. из земли достали обезглавленные тела отца и сына КАВЕРИНЫХ.

 

Убийцы воров — рыцари «воровского хода»

Теперь главный вопрос: кому было нужно убивать всех этих людей в течение столь короткого времени, за один месяц? Ответ на него давали разный, в зависимости от интересов того, кто отвечал.

В СМИ появилась версия, что вся эта жуткая серия кровавых преступлений была вызвана чувством… мести. Как позже выяснилось, запустили эту «утку» сами обвиняемые (хотя в суде они категорически не признавали своей вины) и люди из их окружения. Мстили же они якобы за убийство 5 ноября 1998 г. «вора в законе» Балаша — в миру Николая БАЛАШОВА, своего пахана, в окружение которого входили и Сапара (он был правой рукой лидера), и Клаус (осуществлял связь с коммерческими кругами). Они-то якобы и «заказали вора», чтобы прибрать к рукам подконтрольные ему предприятия и занять его место в криминальной иерархии. А одессит Шеремет вроде бы их в этом поддержал, поскольку тоже метил на освобождённое Балашом место, для чего и приехал, да ещё «короноваться» собрался.

Любопытно, что все члены пресловутой ОПГ «Покровские» выступали свидетелями по громкому делу экс-главы Энгельса Михаила ЛЫСЕНКО, также, как известно, обвинявшегося в организации убийства Балаша. Не исключено, что именно их показания побудили присяжных снять данное обвинение с Михаила Алексеевича.  

Вот что говорил по этому поводу известный знаток криминального мира Саратовской области, адвокат, в 1990-е — следователь РУБОП, создатель сайта «Криминальный Саратов» Вячеслав БОРИСОВ.

— Из уст членов «Группировки киллеров» постоянно звучала фраза, что за убийство «вора в законе» полагается смерть убийцам, в числе которых якобы были люди, убитые ими в 1999-м.

Вспомните, как с перестроечных времён СМИ неустанно лепили из «воров в законе» бескорыстных, святых людей, готовых расстаться с жизнью ради воровской идеи. А чего стоят рэкетиры-робин гуды, которые будто бы восстанавливали справедливость, неустанно грабя кооператоров, а также всех мелких торгашей — вплоть до бабулек с ведром семечек.

Вообще наша интеллигенция постоянно любила, дружила и восхищалась уголовным миром до той поры, пока их самих не стали грабить и убивать.

Действительно, в приговоре суда, как и в материалах уголовного дела, указаны куда более прозаические причины и мотивы ужасных злодейств. Например, такая. Андрей Сочан работал под началом Мутенина-Сапары, выполняя его поручения. Выполнял не вполне добросовестно, и в итоге Сапара потребовал от него компенсации в размере 100 тыс. руб. Кстати, не очень большая сумма для настоящих «крутых» даже для того времени. В итоге Веник решил денег не отдавать, а вместо этого, оправдывая своё прозвище, замести следы путём убийства Мутенина.

С Шереметом ещё проще: вроде бы Сочан ему проговорился насчёт убийства Сапары — похвастался своей «крутизной», точнее, отмороженностью. Но результат получился прямо противоположный: Шеремет стал шантажировать Веника, уверяя, что теперь он у него руках. За то и пострадал.

С Клаусом и вовсе незамысловато — они с Сочаном не поделили фирмы, которые раньше контролировал Мутенин.

Вячеслав Борисов по этому поводу выразился так:

— Члены «Группировки киллеров», ранее «работавшие» в группировке «вора в законе» Балаша, — с 1994-го по 1999 г. из-за личных шкурных интересов убили массу людей, в том числе приверженцев воровской идеи, но, попав «к хозяину» на длительные сроки, сразу же подползли к авторитетным «людям», которые негласно правят в зонах, выдавая себя за сторонников «воровского хода».

Можно добавить, что после упомянутого приговора «Покровских» признали виновными в убийстве ещё, как минимум, трёх авторитетных людей — Владимира ЗЫРЯЕВА — Зыряя, энгельсского «вора в законе» Шоты ГАГУА и даже московского «вора в законе» Худо ГАСОЯНА.

Герои Эдички

И всё же романтизации наши киллеры-мокрушники не избежали. В Саратовском СИЗО они столкнулись с писателем-

необольшевиком Эдуардом ЛИМОНОВЫМ, угодившим туда в 2002 г., почти одновременно с ними. Ребята из Энгельса произвели на Эдичку сильное впечатление, и он увековечил их образы в своей книге «По тюрьмам».

«От Сочана несёт вечностью, звёздной пылью и дымком метеоритов, потому мы, живые, освободили ему место, к нему прикованы взгляды, потому он — главный герой на сцене тюремного театра на третьяке. Герой-гладиатор с подавляющей тенью.

На него дохнул ледяной воздух ожидаемого приговора, первый клуб судебного перегара, надышанного судебным разбирательством, когда закон пил и пил, не отрываясь, грязь и кровь их уголовного дела: факты, цифры, гулкие слова никчёмных и ничтожных свидетелей. Сочан очистился приближением приговора. Я видел его с десяток дней до этого. Затем в моём процессе объявили перерыв, я не видел Сочана, и вот он предстал предо мной очищенным, простым, суровым, величественным, торжественным.

У Сочана твёрдое костистое лицо непростого человека. В лице нет и мельчайшего указания, что вот человек из города Энгельса Саратовской области, предприниматель и бандит. Можно определить его: вот человек из Ломбардии или вот человек — гладиатор из школы гладиаторов, первый век нашей эры. Или персонаж фильма ПАЗОЛИНИ о ранних христианах. Сухие щёки — срезанный тростник, прямой нос, твёрдые губы. Никаких покраснений, никаких кратеров прыщей, нет угрей, ровная суровая германская серость. И светлые глаза под бровями. Такой взмахивает двуручным мечом или едет на танке по русской равнине. Германец».

Вот так видят современные писатели приговорённых к пожизненному заключению за убийства из шкурных интересов.