Жители посёлка Горный встревожены тишиной вокруг будущего росатомного завода

06.02.2020 в 15:36, просмотров: 1323

Комплекс по обработке отходов высших классов опасности «Горный» задолго до своего открытия стал пугалом для одних, надеждой на лучшую жизнь для других и средством саморекламы для многих. Парадокс в том, что чем больше говорят об этом предприятии, тем меньше ясности в представлениях о нём у людей, живущих по соседству. В ситуации разбирался корреспондент «МК» в Саратове».

Жители посёлка Горный  встревожены тишиной вокруг будущего росатомного завода

Протестные страшилки и сладкие перспективы

Не успели кончиться новогодние каникулы, как название посёлка Горный замелькало в информационных сообщениях, в который раз будоража воображение жителей Саратовской области. Там создаются инициативные группы против завода по переработке особо опасных отходов, проводятся общественные обсуждения по оценке воздействия этого завода на окружающую среду, туда выезжают депутаты областной Думы и чиновники регионального правительства. Говорят об увольнении работников бывшего завода по уничтожению химического оружия, что странно сочетается с обещаниями новых рабочих мест на будущем, вероятно, смертельно опасном комплексе. Нелегко понять, что там происходит, и, главное, происходит ли что-то вообще.

В середине января интернет-газета «Коммунист» сообщила о создании в посёлке Горный инициативной группы граждан. Её задача — «остановить чиновников и представителей ФГУП «РосРАО», которые хотят устроить в Горном переработку особо опасных отходов».

На следующий день в медиапространстве появились возмущённые высказывания жителей входящего в райцентр посёлка Михайловский, где, собственно, и планируется запуск комплекса. Они негодовали по поводу того, что посторонние люди, «оппозиционные саратовские политики» раздувают ажиотаж, устраивают «протестные страшилки» от имени ничего не подозревающих михайловцев. Тем, кто живёт на этой земле, нужны «новые рабочие места, развитие и совершенствование инфраструктуры, достойное будущее детей и внуков» — всё это даст программа безопасной переработки и утилизации особо опасных отходов. Бояться же нечего, поскольку на заводе УХО создана уникальная «система экологической безопасности и прозрачного мониторинга», так что его работникам и жителям окрестных территорий все должны завидовать. В качестве спикеров выступили жительница посёлка Михайловский Ольга УРУБКОВА и депутат поселкового собрания Василий ШКУРАТОВ.

Чтобы разобраться в единстве и борьбе противоречивых мнений, мы решили обратиться к заинтересованным в ситуации людям, попросив их пояснить, что за «общественные слушания» и как обстоит дело с увольнением и трудоустройством заводчан.

 

Обсуждения без собраний

Начали мы с вопросов к администрации МО посёлок Михайловский. Нас направили к заместителю главы — руководителю аппарата администрации МО. Им оказалась та самая жительница посёлка Ольга Урубкова, что выступала в прессе против «протестных страшилок».

— Под общественными обсуждениями понимается сбор предложений и замечаний по техническому заданию на проведение оценки воздействия на окружающую среду (ОВОС) будущего производственно-технического комплекса. Первый этап продлится с 24 января по 25 февраля 2020 года. Каждый желающий может прийти в администрацию МО, ознакомиться с техническим заданием и оставить свои предложения и замечания.

При этом никаких сходов и собраний жителей не планируется, уточнила Ольга Александровна. Во всяком случае, на первом этапе.

По поводу увольнений замглавы МО пояснила, что увольнений и сокращений не было. Просто у ряда работников предприятия закончился срок контракта и его не продлили.

— Люди знали, на что идут, когда устраивались на работу. Срочный договор могут не продлить. В райцентре работает центр занятости, многие из этих людей уже трудоустроены.

В администрации уверены, что никакой напряжённости в посёлке нет, всё спокойно. Правда, с нашей точки зрения, прозрачность сбора предложений в письменном виде выглядит довольно проблематичной в посёлке, который ещё недавно имел статус ЗАТО. На сходах хотя бы можно услышать наиболее шумных граждан, а попробуй разберись, кто и какие предложения написал…

 

Нас никто не слышит, и мы ничего не знаем

Житель посёлка Горный Алексей СЕРБИН настроен гораздо менее оптимистично, чем михайловские администраторы.

— В Краснопартизанском районе смертность превышает рождаемость более чем в два с половиной раза. В прошлом году умерли 218 человек, родились 80 детей. В районной больнице осталось всего 8 врачей, когда начиналось уничтожение химического оружия в 2000-х годах, их было в три раза больше — 24. Роддом в Горном закрыли, женщин возят рожать в Балаково. Покойников на вскрытие отправляют в морг города Пугачёва. На момент начала уничтожения химоружия в посёлке Горный проживали семь с половиной тысяч человек, сейчас осталось 4800. Такое ощущение, что на нас поставили крест.

Алексей Акимович сказал, что жителей районного центра удивляет, почему все слушания и прочие мероприятия по будущему комплексу проводят в посёлке Михайловский, хотя юридический адрес федерального казённого предприятия (ФКП) «Горный» — посёлок Горный.

— В июле 2019 года мы направили письмо депутатам районного собрания с просьбой провести в посёлке Горный общественные слушания по созданию комплекса по переработке опасных отходов. Под письмом поставили подписи более двух с половиной тысяч человек. Наше письмо переадресовали в областную Думу. Ответа мы так и не получили.

По словам Сербина, люди в Горном очень обеспокоены. Рабочих мест в районе практически не остаётся. Когда строился завод по УХО, была надежда на трудоустройство. Эти ожидания сбылись лишь частично. Теперь обещают новые рабочие места на будущем комплексе. При этом на заводе увольняют работников по истечении контракта. Как тут верить в светлое будущее с переработкой опасных отходов? Разъяснять же людям, что их реально ждёт, никто не спешит.

— К нам приезжали учёные из московского института имени Менделеева, читали лекции. Я был на этих лекциях, спрашивал: какие же отходы к нам привезут? Лекторы этого не знали. О чём тогда можно говорить? При уничтожении химоружия определили санитарно-защитную зону вокруг предприятия. Сейчас о такой зоне нам ничего не известно. Так же, как и о плане действий в случае возникновения вне­штатных ситуаций. Раньше такой план был, я сам числился специалистом по ГО и ЧС.

В разговоре со мной Сербин обмолвился: не вышло бы в Горном, как в Пугачёве в 2013-м, когда гнев народа вылился на улицы. Тогда причина была не в опасных предприятиях, а в опасных действиях ряда жителей города. Но корни волнений всегда одни и те же — социальные. Жителям Горного многое обещали, когда начинались работы по УХО. Теперь они не верят обещаниям и настороженно встречают любое новшество, идущее сверху.

 

Слишком много «если»

Депутат собрания Пугачёвского района (соседнего с Краснопартизанским) Ольга ЛУБКОВА назвала абсурдной ситуацию вокруг будущего завода. Во всяком случае, в том виде, как она складывается на сегодняшний день.

— Общественные обсуждения проводятся на уровне поселковой администрации. В Михайловском проживает горсточка людей (по официальным данным на 2018 г. — две с половиной тысячи, мои собеседники говорят, что в реальности гораздо меньше. — Авт.), и теперь они решают судьбу всей Саратовской области и шире — всей России. От их предложений зависит, быть или не быть комплексу по переработке особо опасных отходов, и каким ему быть.

Ольга Всеволодовна верит, что созданная с её участием инициативная группа сумеет консолидировать жителей Горного, включая жителей посёлка Михайловский, находящегося в черте райцентра. В середине марта планируется провести обсуждение проблемы в формате неформального круглого стола и получить на выходе документ, где будет выражено истинное мнение людей, живущих на территории вокруг проблемного объекта. Таким образом, соберут все аргументы «за» и «против», причём общественники заранее уверены, что «против» перевесит.

Этот документ разошлют во все властные инстанции. Кстати, в Саратове тоже собираются создать инициативную группу по противодействию новому предприятию.  

— Ситуация чрезвычайно опасная. Никто из сторонников создания комплексов по переработке опасных отходов не говорит ни слова о рисках. Нас убеждают, что там будут передовые технологии и всё пойдёт замечательно. При этом не упоминаются многочисленные «если».

В качестве примера депутат районного собрания привела ситуацию с уничтожением химоружия в том же Горном. По её словам, изначально планировалось к 2005 г. завершить все процессы, включая рекультивацию почвы, уничтожение тары, спецодежды и т. п. Этого не сделано до сих пор.

— Раздолбайство с УХО показывает, что никто ничему не научился. С новым комплексом будет так же, а скорее всего ещё хуже. Аргумент о введении новых рабочих мест смехотворен. Из-за трудо­устройства в лучшем случае нескольких сотен человек и собирания с них налогов вся область станет подвергаться смертельной опасности. Тем более что, как мы знаем, людей сейчас увольняют, при этом доказывая, что это не сокращение, а плановая работа с кадрами. Переработка отходов I и II классов опасности с интенсивным выделением диоксинов может быть страшнее, чем работа с радиоактивными отходами, — химия опаснее радиации. Да и будет ли переработка — есть вероятность, что в нашей области просто устроят «временное» хранение этих отходов, то есть похоронят их здесь навсегда. Уровень заболеваемости системы кровообращения и лёгких в Краснопартизанском и Пугачёвском районах и так выше, чем в среднем по области, безо всякой переработки отходов — одного этого хватит. Я делала запрос в минздрав по данному поводу.

При этом Ольга Лубкова считает, что люди ещё не научились противостоять «молоху гипервредной индустриализации» и продолжают думать, что всё обойдётся.

Кризис доверия народа к любым инициативам власти — вот как видится проблема Горного, будь там объект УХО или комплекс по переработке опасных отходов. Социальные проблемы заслоняют собой и вопросы экологии, и государственные интересы. Будь в Горном высокий уровень жизни, люди согласились бы и на радиацию, и на химию.