9 Мая в Саратове отразило все этапы послевоенной жизни СССР и России

Не утихают споры о том, как надо правильно отмечать годовщину окончания Великой Отечественной войны

26.03.2020 в 09:49, просмотров: 597

День Победы вместил в себя всё: гордость за подвиг и горечь утрат, радость освобождения и скорбь от потерь близких. Память великих и грозных лет определила представления наследников славы победителей о добре и зле, о доблести и предательстве. В преддверии 75-летия великой даты уместно вспомнить, каким был этот день в разные эпохи жизни нашей страны. О традициях празднования 9 Мая в нашем городе узнавал корреспондент «МК» в Саратове».

9 Мая в Саратове отразило все этапы послевоенной жизни СССР и России

Саратовцы, родившиеся в предвоенные, военные и послевоенные годы, сейчас уже имеют внуков и правнуков. Их детство прошло под знаком войны и Победы. Для них эти слова наполнены совсем другим личным смыслом, чем для тех, кто знает 40-е годы по фильмам и книгам. Я попросил некоторых из известных в Саратове людей рассказать, каким они помнят День Победы в разные десятилетия ХХ века.

 

Голос Левитана и дыхание Жукова

Галина ЗАГУМЁННАЯ, диктор Саратовского телевидения:

— Для меня память о Победе и вообще о войне связана прежде всего с радио. Я помню, как передавали прямую трансляцию подписания акта о капитуляции германских вооружённых сил. Мне было десять лет. Все столбы на улице Астраханской были увешаны репродукторами. Наш дом стоял напротив 5-й швейной фабрики. Дети бегали по улице и ждали — несколько раз звучало, что скоро передадут важное правительственное сообщение. Все понимали: скажут об окончании войны. Дождались. Чёткость связи была потрясающей — мы слышали в репродукторах дыхание маршала ЖУКОВА! Он принимал капитуляцию немцев. Я сейчас иногда ставлю в пример нынешним радиодеятелям работу радио во время войны.

Сразу после долгожданного извещения почти одновременно раздались звуки заводских гудков. Это была музыка Победы, саратовские предприятия, работавшие для фронта, салютовали армии и народу, героям фронта и тыла.

Помню, когда в конце июня объявили о присвоении СТАЛИНУ звания генералиссимуса, все были уверены, что следующим это высокое звание получит Жуков, ставший для всех нас символом Победы.

У нескольких моих одноклассников отцы и другие родственники вернулись с войны офицерами, кавалерами многих орденов. Среди них был генерал-лейтенант ПАРХОМЕНКО, комендант немецкого города Штеттина (теперь это польский город Щецин). Об их заслугах все знали. Но запомнилось вот что: они надевали свои мундиры и ордена только в День Победы. А некоторые и вовсе носили лишь нашивки за ранения. Ветераны в послевоенные годы были скромными, во время праздника не рассказывали о своих подвигах, а вспоминали тех, кто погиб.

Школьниками — я училась во 2-й женской школе, откуда вышли шесть Героев Советского Союза — мы ходили в белых фартуках на площадь Революции, смотрели парад войск.

Был интересный эпизод: в 1965 году на двадцатилетие Дня Победы 9 мая я оказалась в Будапеште в составе туристической группы. И там, на стене Рыбацкого бастиона на горе Геллерт увидела рисунок времён войны — огромное сердце, пронзённое стрелой, и подпись: «Соколов из Саратова». Очень светло на сердце стало. Вернувшись домой, спросила коллег по телевидению, кто знает СОКОЛОВА. Знали многие — генерал-лейтенант, командовал корпусом, освобождал Будапешт и Прагу. Вскоре, в июне того же года, он скончался в Москве после тяжёлой болезни. Я запомнила его автограф на стене будапештского замка.

Всю войну мы слушали голос ЛЕВИТАНА. Для меня было великой радостью и большой честью встретиться с ним в Москве в 1961 году, когда я привезла в столицу программу Саратовского радио. Легендарный диктор растрогался и признал меня своей ученицей. Его записку, адресованную мне, я передала в краеведческий музей.   

 

Танец памяти Александра Матросова

Екатерина ФИЛИППОВА, заслуженный работник культуры РФ, солистка Саратовского театра оперы и балета, зав­сектором Областного центра народного творчества:

— Мы, работники Областного центра народного творчества, выезжали в районы, там готовили выступления самодеятельных коллективов, больше всех участия в этих празднествах принимали школьники. Выступали везде — в районных домах культуры, на площадях перед зданиями райкомов КПСС и райисполкомов, особенно же любили устраивать праздники на стадионах, там очень много зрителей собиралось, мест не хватало.  

Если сравнивать, как отмечали День Победы в 60-70 годы прошлого века и сейчас, то мне кажется, сегодня торжества проводятся по команде, а тогда всё делалось от чистого сердца, без принуждения, артисты самодеятельности сами рвались на сцену. И ещё, сейчас сценарии праздников находят на интернет-сайтах, а мы работали головой, сами сочиняли эти сценарии, старались не повторять никого, постоянно придумывать что-то новое. В сегодняшнее время бывает трудно отличить концерт в День Победы от концертов на другие праздники. А тогда мы каждый номер — песни, танцы, инсценировки — отдельно готовили. И не только на 9 Мая. Теперь представить трудно, как, например, провести концерт в день памяти Александра Матросова или Зои Космодемьянской. В наше время это было в порядке вещей — сами создавали композиции, фантазировали, импровизировали.

 

По главной площади с оркестром

Валерий ГАНСКИЙ, писатель, краевед:

— Хотя до 1965 года 9 мая не был отмечен красным в календаре и оставался обычным рабочим днём, парады на площади Революции проводили. Туда собирали духовые оркестры со всей области — военные и не только. Духовые оркестры были очень популярными — это примета 1950-х. На 9 мая всегда играл оркестр в специальной «раковине» в парке Липки. Я тогда был ребёнком, мы с приятелями вставали на скамейки и «дирижировали».

Артисты театра оперы и балета выходили на площадь, показывали танцевальные номера, исполняли песни. Курсанты военных училищ — их было несколько — маршировали.

Я в 60-х играл в театре чтеца «Данко», он был в ДК «Россия». Мы начинали готовиться к Дню Победы за несколько месяцев. Выступали на концертах в театре оперы и балета, в Доме офицеров, в расположении воинских частей, их тоже было много в Саратове. Делали композиции по стихам Егора ИСАЕВА, Роберта РОЖДЕСТВЕНСКОГО.

Помню, в 1965 году во время праздничного концерта в театре оперы и балета увидел за стеной однокурсника по политехническому институту. Спросил, что он здесь делает. Он сказал, просто так, искусством интересуется. Потом узнал, что он работал в то время в КГБ и курировал сферу культуры, искусства и литературы.

В Доме офицеров был народный театр, там играли профессиональные артисты вместе с офицерами и солдатами, 9 мая они всегда устраивали праздничный концерт. Особенно мне запомнилась постановка пьесы «Барабанщица» Афанасия САЛЫНСКОГО, где главную роль сыграла артистка тетра драмы Ливия ШУТОВА, ей как раз в 1965 году присвоили звание народной артистки РСФСР. Эта пьеса шла и на профессиональной сцене, и на самодеятельной, такие времена были.

Ещё помню, как в 1965 году устроили салют в честь Дня Победы и от праздничных ракет загорелось большое воронье гнездо на дереве в сквере между Радищевским музеем и оперным театром.

 

Стала школой им война

Жан СТРАДЗЕ, историк, хранитель музея боевой славы Саратовского суворовского военного училища:

— Когда я слышу о Дне Победы, сразу перед глазами встаёт машинописный журнал суворовского училища, выпущенный летом 1945 года. Суворовцы рассказывают, как сержанты и старшины будили их ночью и объявляли: «Победа! Война окончена! Мы победили!» Ребята не находили слов, чтобы описать свои переживания при этом. Ещё у меня в музее есть поздравительная открытка. Её прислал воспитанник СВУ первого набора — 1944 года — своему другу и однокурснику на 9 мая 1991 года. Там в строчках праздничного поздравления выражена вся суть суворовского братства, восприятие важнейших событий века «детьми войны». Написано эмоционально и романтично, но без лишнего пафоса, без риторики. Суворовцы до 1960 года, пока существовало училище, обязательно выходили на парад войск Саратовского гарнизона на площади Революции перед памятником Ленину. Задолго начинали готовиться к этому событию. Выпускали «боевой листок». Тем, кто говорит, что мы теряем наших детей, что они не знают историю своего Отечества, я посоветовал бы прийти к нам на выставку в честь 75-летия Победы вместе с учащимися младших классов. Их не вытащишь с этой выставки, они рассматривают награды, письма, фотографии военного времени и сразу хотят высказаться, как у них в семьях помнят войну. День Победы — мощный праздник, если воспринимать его разумно и взвешенно, не заволакивать помпезностью проблемы сегодняшнего дня.

 

День молчаливой памяти

Многие из моих собеседников отмечали, что когда боль военных ран ещё не успела зажить, люди, прошедшие через грозные годы в боях на передовой и под бомбёжками в тылу, не считали 9 мая праздником. Это был день семейной памяти, поминовения родных и близких, унесённых войной. Когда боевые друзья встречались за столом, они молча выпивали и так же молча смотрели друг на друга. Описывать свои подвиги было не принято — такое появилось позже, примерно с конца 1970-х, когда война отдалилась, стала достоянием истории.

9 мая 1945 г. был днём настоящего всенародного ликования, незнакомые люди на улицах обнимались и целовались, кричали «ура!». Но, вспоминая этот день через много лет, старики рассказывали, что радовались они не столько Победе, сколько окончанию того ужаса, что несло в себе слово «война». Победа, конец войне — значит, не будет больше кошмара похоронок, жутких зрелищ безруких и безногих калек, возвращающихся с фронта, ночного воя сигналов воздушной тревоги, давки в эвакуационных эшелонах. Какой бы ни была жизнь после войны, но это будет жизнь, а не смерть.

Теперь нам трудно представить себе, что чувствовали наши предки в те годы, как они ощущали мир. Историки говорят, что их мировоззрение сильно отличалось от нашего, не существовало многих вопросов, что мы сегодня позволяем себе задавать. Поэтому в этот день есть смысл просто вспомнить, встать и помолчать за всех.


|