Саратовское горючее для фронта

Несмотря на то, что почти 800 работников Крекинг-завода ушли защищать Родину, всю войну предприятие бесперебойно поставляло топливо для боевых машин

28.05.2020 в 06:59, просмотров: 609

Как известно, на территории Саратова не велись военные действия: в годы Великой Отечественной вой­ны наш город входил в зону оперативного тыла Воронежского, Сталинградского, Юго-Западного и Донского фронтов. Но жители Саратова и всей области, сполна испытавшие на себе все ужасы масштабных авианалётов и трудностей военного времени, приложили максимум усилий, чтобы обеспечить бойцов Красной армии всеми необходимыми людскими и материально-техническими ресурсами.

Саратовское горючее для фронта
Здравпункт завода после бомбежки. 1943 г (из архива Саратовского НПЗ)

Неоценимый вклад

О роли и значении нашего города в организации мобилизации предприятий, перестройки всей промышленности на военный лад и подчинении советского тыла интересам фронта говорит тот факт, что в Саратов переехало правительство РСФСР: здесь были размещены аппарат Президиума Верховного Совета и СНК РСФСР, отдельные наркоматы СССР. Через территорию области проследовало более 1 млн человек, эвакуированных и беженцев, многие из которых остались в городе. До конца 1942 г. на территории области было размещено почти 100 эвакуированных из западных и центральных районов страны предприятий, 35 из них расположились непосредственно в Саратове. Размещение и ввод в строй эвакуированных производств требовали колоссальных усилий от местного руководства. Ценой неимоверного напряжения и перераспределения всех имеющихся средств и материальных возможностей уже через полтора-два месяца эти предприятия стали выпускать военную продукцию: боеприпасы, мины, авиационные бомбы, противотанковые ружья и ежи, миномёты, свинцовые и щелочные аккумуляторы, навигационные и артиллерийские приборы, башни танков, двигатели, обмундирование и многое другое.

В годы войны Саратов стал крупнейшим в Поволжье оборонно-промышленным центром и важнейшим транспортным узлом, обеспечивающим Сталинградский фронт боеприпасами, горюче-смазочными материалами и техникой. В 1942-1943 гг. через Саратовскую область к театру военных действий было перемещено свыше 500 тыс. солдат Красной армии. Немецкое командование не без основания связывало успешную оборону советских войск под Сталинградом с саратовской поддержкой, поэтому наш город являлся одной из стратегических целей немецких войск, которые планировали захватить Саратов к 10 августа 1942 г. Но сильно просчитались…

 

На военные рельсы

Важнейшим предприятием города, имеющим стратегическое значение для успешного ведения боевых действий советских войск, стал Саратовский крекинг-завод имени С. М. Кирова. Завод был построен в 1934 г. Одна за другой в эксплуатацию были введены 8 крекинг-установок, на которых производилась первичная переработка нефтепродуктов. К началу войны завод вышел на расчётную мощность и перерабатывал до 3,5 млн тонн мазута в год: здесь производили бензин, керосин, дизельное топливо. В 1940 г. заработали установки по выработке пропана, бутана, метана, получению масла автола и взрывчатого вещества толуола, а в 1941-м закончен монтаж установки по выработке изооктана.

Но создание и расширение столь сложного промышленного производства требовали притока квалифицированных рабочих кадров, а трудоустраивались на завод в основном малограмотные люди из ближайших деревень. В связи с ростом предприятия и увеличением потребности в грамотных специалистах в 1940 г. было принято решение об открытии при заводе своего ремесленного училища, специализирующегося на подготовке нефтепереработчиков. Учиться надо было три года. В 1942 г. раньше срока состоялся первый выпуск учащихся РУ № 7. Несовершеннолетние подростки заменили на установках своих ушедших на фронт дедов и отцов. Из ремесленного училища вышло много замечательных людей, в том числе среди первых выпускников окончил его и Александр НЕКРАСОВ. Он работал оператором первого цеха, а в 1943-м добровольцем ушёл на фронт. За боевые подвиги в годы войны в 1944 г. ему присвоили звание Героя Советского Союза (посмертно), имя Александра Некрасова было присвоено училищу, в котором он учился профессии нефтепереработчика.

Несмотря на то, что работники нефтяной промышленности Указом Государственного комитета обороны (ГКО) были освобождены от мобилизации, с завода на фронт ушло более 800 человек. Но надо было выполнять задание ГКО по переводу предприятия на военный режим работы. Стояли задачи увеличить количество и улучшить качество выпускаемой продукции, осваивать производство нового, очень нужного фронту горючего. Взамен ушедших воевать отцов и дедов на завод пришли несовершеннолетние подростки, на предприятие устроилось также много женщин, заменивших на производстве своих мужей и братьев. Новые кадры требовалось обучить. В цеха направили недоучившихся учащихся ремесленного училища, ребятам было по 14-16 лет.

Перевод завода на военные рельсы потребовал продления рабочих смен до 12 часов, очередные отпуска отменили, руководители цехов перешли на казарменное положение, строго контролировались технологическая и трудовая дисциплина. Учитывая оборонное значение Крекинга, заводу был присвоен № 416. Сотни мужчин прошли курсы всеобуча, овладели стрельбой из боевого оружия, метанием гранат и бутылок с зажигательной смесью. На заводе создали пулемётную роту и специальное соединение стрелкового батальона.

На предприятии заработал оперативный штаб, который возглавил директор завода Борис МАЙОРОВ. Организовали все необходимые службы: аварийно-восстановительную группу численностью 180 человек, медико-санитарную службу и особое внимание было уделено подготовке противопожарных команд, которыми руководил начальник военизированной пожарной части (ВПЧ) Александр МЕЩЕНКО. Пожарная охрана работала на заводе практически с начала его строительства и позже только укреплялась, так как в первые годы из-за несовершенства оборудования и несоблюдения техники безопасности часто случались пожары. Защищая цеха от огня, работники пожарной охраны и в мирное время показывали исключительную самоотверженность, отвагу и смелость. А в военное лихолетье они, не задумываясь о последствиях, рисковали своими жизнями, спасая людей из-под бомбёжек.

 

Победа в труде — удар по врагу

Руководство завода на протяжении 1941-1942 гг. обеспечило выполнение важных инженерно-технических мероприятий — были построены специальные щели общей длиной 2500 метров, которые могли помочь работникам и жильцам близстоящих домов укрыться от вражеских авианалётов. Подвальные помещения переоборудованы в бомбоубежища, на всех объектах установлены ёмкости с водой для тушения зажигательных бомб. Вокруг завода создали три линии обороны: по границе его территории, в районе горы Увек и в 10 км от предприятия. Все производственные объекты были полностью замаскированы: все установки окрашивались в зеленовато-буро-жёлтый цвет и с воздуха выглядели, как лес и болото. Кроме того, на заводе создавались группы самозащиты, персонал проходил обучение, как действовать при противовоздушной обороне.

Несмотря на все эти подготовительные оборонительные работы, требующие значительного отвлечения рабочей силы и времени, Крекинг-завод продолжал оставаться крупнейшим поставщиком горючего для воюющей армии. И хотя в конце 1941 г. в своём отчёте директор завода указал, что переработка нефтепродуктов в военном году значительно снизилась, но всё же удалось поставить на фронт 1,8 млн тонн. Уменьшение показателей произошло по объективным причинам: фашисты минировали устье Волги, что мешало движению барж с мазутом из Баку. Пришлось срочно искать другие источники поставки сырья. Нефть на завод стала поступать из Башкирии, Саратова и других регионов.

В 1941-м завод выполнил ряд серьёзных мероприятий по переоборудованию производства. В том числе был разработан проект установки для получения пиролизного сырья, которое является компонентом для получения взрывчатого вещества тринатритолуола. Для этого пришлось переконструировать технологическую установку № 5-6. К концу года завод производил следующую продукцию: бензин автомобильный, моторное топливо, бутан-бутилен, крекинг-мазут, пиролизное сырьё, битум и газ. Работа кипела под лозунгами: «Больше горючего боевым машинам!», «Это нужно для фронта, для Победы!», «Фронтовики тыла! Помните, что каждая победа в труде — ещё один удар по врагу!». За производственные успехи коллективу завода неоднократно присваивали знамя Государственного комитета обороны. Право на хранение знамени присуждали цеху, добившемуся наилучших показателей.

С первых дней войны в стране началось движение по созданию фонда обороны, которое горячо было поддержано саратовцами. Коллектив завода стал ежемесячно отчислять в этот фонд однодневный заработок, сдавать облигации госзайма, личные сбережения, тёплую одежду и бельё. За годы войны заводчане отправили на фронт 4700 тёплых вещей. В ноябре первого года войны в стране начался сбор средств на покупку военной техники. В госбанке Саратова был открыт спецсчёт на покупку танковой колонны, куда трудовой коллектив завода перечислил 28953 руб.

 

Горела даже вода…

Первые разведывательные полёты немецких самолётов над Саратовом стали фиксироваться ещё в феврале 1942 г., а первые бомбардировки противник совершил 25 и 26 июня. Авианалёты усилились в связи с осложнением ситуации на южном направлении: враг рвался к Сталинграду. Война вплотную приблизилась к границам области и к Саратову. Указом Президиума Верховного Совета СССР от 9 сентября Саратовская область была объявлена на военном положении: соответственно, усилена ПВО города, построено немалое количество сложных оборонительных сооружений, установлены доты и дзоты. В этих работах участвовало большое число тружеников нефтеперерабатывающего завода. Оборонительные сооружения строили и на территории предприятия. Было организовано круглосуточное дежурство аварийно-восстановительных бригад и противопожарных команд военизированной пожарной части (ВПЧ-9). И уже очень скоро профессиональная подготовка, мужество и бесстрашие бойцов ВПЧ буквально спасли жизнь многих заводчан.

Одним из самых трагических и страшных дней в истории Саратовского НПЗ стало 20 сентября1942 г. Налёт вражеской авиации на завод, в котором участвовали 17 пикирующих бомбардировщиков, начался в 19.45. В тот день у волжского причала стояла деревянная баржа, на которой строители Крекинг-завода и их семьи должны были эвакуироваться в город Краснокамск. Отплытие назначили на 21.00. Ещё шла погрузка техники, на берегу находилось много людей, вокруг бегала любопытная ребятня, часть отплывающих уже разместились в трюмах и на палубе.

— Мы с друзьями тоже были на причале, наблюдали за погрузкой, интересно же. Дети есть дети, — делится неизгладимыми воспоминаниями ветеран Саратовского НПЗ, труженица тыла Римма Алексеевна ПОНУКАЛИНА. — А ровно в 20.00 в небе показались четыре немецких самолёта, они шли на железнодорожный мост. Но вдруг один из самолётов, заметив судно и большое скопление людей, отделился от остальных и сбросил на баржу фугасные бомбы. От мощного взрыва баржа раскололась пополам, начался пожар. В это время рядом под наливом стояли ещё и две баржи с нефтепродуктами. Растёкшийся по воде нефтепродукт загорелся, превратив воду в огненное море… Всё вокруг было объято пламенем! Крики, слёзы — этот ужас не передать словами…

К тому же баржа начала тонуть, она скрылась в пучине за 40 минут. Удалось спасти только около 150 человек. А сколько в тот день погибло людей, никто точно не знает. Предположительно, свыше 250, в основном женщины и дети. Погибшие захоронены на Увекском кладбище в братской могиле. Каждый год 9 мая и 22 июня к памятнику, установленному на месте массового захоронения, работники и ветераны НПЗ возлагают цветы.

 

Работали, несмотря на авианалёты

Первыми на место трагедии прибыли бойцы пожарной части под командованием старшего лейтенанта Мещенко, они сразу бросились спасать людей с горящего судна и вытаскивать их из ледяной воды. После оказания помощи потерпевшим пожарные выехали на борьбу с огнём на мазутохранилищах. Пожар тушили, стоя на горящем мазуте, под непрерывным обстрелом. Когда бойцы почти справились с огнём, фашисты вновь сбросили бомбы. Осколком одной из них был смертельно ранен заместитель командира ВПЧ лейтенант Дмитрий КРАСНОБЕЛЬМОВ. Его смелость и решительность всегда воодушевляли бойцов на выполнение боевых задач. Позже в личном деле Дмитрия Васильевича появилась короткая запись: «Уволен за смертью…» К сожалению, эти три слова, за которыми стоят подвиги и самопожертвование мужественных людей — работников завода — появлялись в личных делах ещё много раз.

Налёты немецкой авиации продолжались с 20 по 25 сентября, на Крекинг-завод сбросили в общей сложности 180 фугасных авиационных бомб весом от 100 до 500 килограммов и более 1400 зажигательных бомб. Взрывной волной полностью уничтожило крышу химводоочистки ТЭЦ завода. Мощность взрыва была такой силы, что некоторые работники ТЭЦ временно теряли рассудок и долго не могли прийти в себя. Живым свидетелем тех разрушительных событий является Евгения Фёдоровна АНИСИМОВА, во время войны она работала оператором на заводской ТЭЦ: «Когда объявляли воздушную тревогу, мы останавливали оборудование и прятались. Однажды во время очередного авианалёта я и ещё несколько человек спрятались в помещении-«солерастворителе». Через некоторое время бывший с нами инженер Сергей Семёнович ЖУРАВЛЁВ говорит: «Что-то, девчонки, тут не так. Сердце у меня болит. Давайте уйдём отсюда». Только вышли, как в здание попала бомба! Сергей Семёнович нас обнял, а мы все плакали…»

После налёта дежурившие на крыше цехов ребята сбрасывали «зажигалки», а девушки внизу тушили их песком. По словам ветерана, несмотря на трудности, ни у кого не было сомнений, что враг будет разгромлен. «Нам говорили: “Девчонки, работайте, и мы обязательно победим”. И мы работали, приближая Победу!» — вспоминает Евгения Фёдоровна.

Именно в 1942 г. 16-летним пареньком пришёл на НПЗ Фёдор Григорьевич ФИШЕР: «Я работал оператором на крекинг-установке АТ-9-10. Когда начинался налёт вражеской авиации, нам давалась команда гасить технологические печи. И только после этого можно было бежать в убежище. Тогда многого оборудования не хватало. Например, на всю установку была всего одна лампа-«шахтёрка», поэтому её берегли как зеницу ока. Но самое главное, что у нас было, так это желание победить ГИТЛЕРА! И мы старались сделать для этого всё, что от нас зависит».

Несмотря на то, что из-за больших разрушений завод был временно остановлен, усилиями коллектива и строительно-монтажных организаций города его за короткий срок восстановили, что позволило выполнить задание ГКО. В 1942 г. завод переработал 1 млн 122 тыс. тонн сырья. Это был тяжелейший военный год, бомбардировки унесли 290 человеческих жизней… Но коллектив был полон желания помогать фронту. Помимо достижения производственных успехов, среди заводчан с большим патриотизмом проходил сбор средств в фонд обороны и на строительство самолётов для Красной армии. На фронт посылали также тёплые вещи, подарки и обмундирование, которое шили работницы и домохозяйки.

 

Топливо шло на Курскую дугу

Хотя в наступившем 1943 г. фронт ушёл далеко от Волги, Саратов и нефтеперерабатывающий завод, беспрерывно поставлявший горючее на фронт, не давали покоя фашистским стервятникам. 13 июня немецкие самолёты вновь появились над городом. В 23.45 началась первая массированная бомбардировка завода. Загорелись материальный склад, бараки, резервуары, большая эстакада, ремонтно-механический цех, компрессорная, шлакобетонный цех… Рёв огня и скрежет металла заглушали даже разрывы близко падающих бомб. Фашистские самолёты сделали 20 заходов.

14 июня работникам с трудом удалось потушить очаги пожара и запустить в эксплуатацию водоблок № 3. Но вечером опять началась бомбёжка. Фугасной бомбой большого веса была разрушена часть здания заводской ТЭЦ, работа станции прекратилась, что вызвало остановку всего завода. В ускорении пуска ТЭЦ большую роль сыграли сапёры и работники ремонтно-механического цеха. Бригада В. ТЕРЕНТЬЕВА более тридцати часов не прекращала работу, восстанавливая технологические установки. Вражеские самолёты стали прилетать в одно и то же время — в 23.20. Сначала сбрасывали осветительные бомбы, потом при ярком освещении до утра беспрерывно бомбили заводские корпуса. Фашисты пытались оказать психологическое воздействие на заводчан, но нервы у работников оказались крепкими. Сразу после авианалётов начиналось восстановление разрушенного. Завод продолжал работать и поставлять топливо теперь уже на Курскую дугу.  

Бомбёжки продолжались долгих 11 дней… 21 июня в авианалёте участвовали 55 немецких самолётов. По данным архива УПО, за это время на завод сбросили свыше 1500 фугасных бомб. Маленькие фугасные бомбы вообще не поддавались учёту. Завод был разрушен почти до основания. Особенно пострадал резервуарный парк. Как рассказывали местные жители, горели не только нефтепродукты, но и земля, пропитанная ими. А жители Саратова до сих пор помнят, какое ужасное зарево полыхало над Крекингом. Говорят, можно было ночью читать газету, так было светло. В эти дни погибло много бойцов ВПЧ: рядовые Андрей ПАНФИЛОВ, Пётр АРХИПОВ, Иван ЕПИФАНОВ, Илья ОСИНОВ, смело и решительно боровшиеся с огнём, позже были «уволены за смертью…» Немецкое командование сообщило о полном уничтожении крупнейшего нефтеперерабатывающего завода на Волге…

 

Завод возродился из пепла

Но сразу после прекращения налётов, с 25 июня 1943 г. заводчане приступили к восстановлению разрушенного хозяйства. Работы велись такими темпами, что уже через полгода Крекинг начал давать продукцию. За первый месяц после восстановления НПЗ перевыполнил план на 150%. Топливо пошло на фронт. Всего в 1943-м завод переработал 959 тыс. тонн сырья, и коллективу второй раз было присуждено знамя Госкомитета обороны. С этого времени и до конца войны завод бесперебойно поставлял свою продукцию не только фронту, но и тем районам страны, где уже налаживалась мирная жизнь.

В 1945 г. за большой вклад в развитие народного хозяйства страны и активное участие в разгроме немецко-фашистских войск в 1941-1945 гг. коллективу Крекинг-завода было вручено на вечное хранение Красное знамя Государственного комитета обороны СССР. Оно и поныне занимает почётное место в музее трудовой славы завода.

Спустя двадцать лет после войны, 8 мая 1965 г. на территории Саратовского НПЗ установили бюст Героя Советского Союза Александра Некрасова, к которому в праздничные дни и скорбные даты возлагают цветы. Это дань памяти современных поколений нефтепереработчиков заводчанину, отдавшему свою жизнь за независимость Родины.

И по сей день на заводе свято чтут память обо всех, кто погиб в те грозные годы, кто трудился не покладая рук в цехах, кто спасал и восстанавливал завод после бомбёжек, кто после войны развивал и модернизировал производство нефтепродуктов. «Мы должны сохранить память о мужестве и героизме нашего народа, передать её нашим детям и внукам, чтобы ужас той войны никогда больше не повторился. Это наша святая обязанность», — говорит Римма Алексеевна Понукалина. В тяжелейшие для страны годы единство фронта и тыла позволило достичь Победы. Поэтому один из главных уроков той страшной войны: все вместе, объединившись ради общих целей, россияне могут устоять перед любыми вызовами, которые преподносит жизнь.


|