«Благодарю судьбу за её трудность»: главный следователь Саратовской области Анатолий Говорунов рассказал о своих взглядах на жизнь

Новый руководитель Следственного управления Следственного комитета РФ по Саратовской области Анатолий Говорунов занял свой пост в августе 2020 года, чуть больше пяти месяцев назад. Саратов для него родной город, здесь прошла его курсантская юность, здесь он сделал первые шаги в профессии следователя. Теперь вернулся на малую родину после службы в других регионах нашей страны. В преддверии десятилетия со дня создания СКР полковник юстиции Говорунов дал эксклюзивное интервью изданию «МК» в Саратове».

«Благодарю судьбу за её трудность»: главный следователь Саратовской области Анатолий Говорунов рассказал о своих взглядах на жизнь
Фото: Надежда Лукашина

Уроки Кавказа — навсегда

— Анатолий Юрьевич, вы служили в разных силовых структурах и в разных краях. Можно ли сравнивать службу в Саратове и, например, на Кавказе?

— Я кадровый военный, окончил в 1996 году Саратовское высшее командное училище внутренних войск МВД, знаменитую «Дзержинку». Служил в вооружённых силах, в органах налоговой полиции, Госнаркоконтроля и прокуратуры. Опыт работы в правоохранительном блоке у меня большой и многосторонний.

На саратовской земле я начинал службу в 2003 году следователем в специализированной прокуратуре по надзору за исполнением законности в исправительно-трудовых учреждениях области. Оттуда меня перевели в прокуратуру Ленинского района также на следственную работу. Затем предложили продолжить службу в ГСУ СК РФ по Северно-Кавказскому округу. Я согласился и оставался на Кавказе семь лет. Далее был назначен первым заместителем СУ СКР по Астраханской области. В данной должности работал в течение пяти лет. Приглашение вернуться в родной Саратов воспринял с радостью.

Что касается специфики. По сравнению с Северным Кавказом, мы, как я говорю своим следователям, живём прямо-таки в домашних, если не сказать тепличных условиях. Небо и земля. Контртеррористическая операция на Кавказе завершилась весной 2009-го — как раз когда я туда приехал. Но до 2012 года мирной ситуацию назвать было сложно, мы жили и работали в боевой обстановке. Покушения, теракты, подрывы — всё это было реальностью.

Но я вспоминаю кавказские годы своей биографии с большой благодарностью. Многое увидел, пережил, многому научился.

— С Сергеем Петровичем Арениным, начальником ГУ МВД по Саратовской области в 2008-2017 годах, на Кавказе пересекаться не приходилось?

— Конечно, пересекались. Я жил во Владикавказе, когда он занимал пост министра внутренних дел Республики Северная Осетия-Алания. Встречались на совещаниях, на оперативно-следственных мероприятиях. Очень приятно было узнать, что он отправился в мою родную Саратовскую область возглавлять главк МВД.

«Горячие точки» рыбного края

— Скажите несколько слов о вашей работе в Астрахани.

— Небольшой регион на юге России в плане криминальной обстановки довольно благополучный. Специфика астраханской земли понятна всем — это рыбный край, берег Каспия. Биоресурсы — рыба, икра — имеют большую ценность. Определённая часть доследственных проверок и уголовных дел связана именно с данным направлением.

С мая по сентябрь — наплыв туристов, желающих порыбачить, вместе с ними и браконьеров. На воде совершалось очень много преступлений, мы их расследовали и раскрывали. Хотя по сравнению с 1990-ми ситуация, как и везде, нормализовалась. Плюс тяжёлые климатические условия: суховеи, жара под 50 градусов. На открытой территории работать бывает сложно. Но при этом край интересный. Я всегда с благодарностью и огромным уважением буду вспоминать астраханскую землю и своих коллег, с которыми довелось служить.

Рад, что остался следователем

— Можно ли говорить, что с организацией новой структуры — Следственного комитета — десять лет назад работа блока силовых ведомств нашей страны вышла на новый уровень? Каким вы видите путь, пройденный СК России за эти годы, с учётом особенностей вашей биографии?

— Главное, что доказали эти десять лет, — нужность Следственного комитета РФ как самостоятельной правоохранительной структуры, самостоятельного правоохранительного органа. Было мнение, что не стоит менять давно налаженную систему следствия прокуратуры. Теперь тяжкие и особо тяжкие статьи УК отданы следователям СК, и они доказали, что являются подготовленными и компетентными специалистами. За десять лет созданы вузы, академии в системе СК, это важный показатель самостоятельности новой структуры.

Председатель Комитета Александр Иванович Бастрыкин активно ведёт политику развития следственного органа, структура постоянно совершенствуется.

Что касается лично меня, то я рад, что ещё тринадцать лет назад, когда создавался СК при Генпрокуратуре России, решил остаться в профессии именно следователя.

Коррупция — болезнь мысли

— О противодействии коррупции давно и много говорят, к этому процессу подключают общественные организации и движения. Заметны ли сдвиги к лучшему, и какова ситуация, на ваш взгляд, в Саратовской области?

— Коррупция остаётся болезненным нарывом, больным вопросом не только для Саратовской области, но и для всей страны. Своих подчинённых, работников следствия я всегда нацеливаю на то, что начинать надо с человека, кто даёт взятку. Что им движет, какие мотивы, чего он хочет добиться. Ведь здесь палка о двух концах. Всегда нужно помнить, что взяткодателя могли поставить в безвыходную ситуацию, в которой дача незаконного вознаграждения была единственным шансом реализации зачастую законного права. В этом и есть соль вопроса. Должностное лицо может вынуждать гражданина дать ему мзду. Вот с этим и надо разбираться — откуда берутся власть имущие, превращающие обычных людей во взяткодателей. При этом большинство взяточников не испытывают материальных затруднений, они обеспечены лучше обычных граждан. Мы носим погоны для того, чтобы сделать жизнь людей лучше, светлее и чище.

— Выходит, коррупция непобедима.

— К сожалению, как об этом свидетельствует история, дела по коррупции были, есть и будут. Причину я вижу только в одном — в человеческой жадности, которую невозможно утолить.

Коррупция требует непрерывной борьбы с ней. Нельзя почивать на лаврах, докладывая о задержании высокопоставленных взяточников. Несмотря на строгость наказаний, у них, к сожалению, находятся преемники и продолжатели. Очень важна профилактика. Важнее не допустить коррупционную подоплёку, чем схватить ещё одного взяточника или взяткодателя за руку.

Я следователям всегда внушал, что должно быть табу даже на мысли о получении вознаграждения от граждан за выполнение или невыполнение своих служебных обязанностей. Тот, кто такую мысль допускает, заведомо ставит себя в зону действия Уголовного кодекса.

Ответственность выше престижа

— Работа в органах следствия сегодня считается престижной. Но могут ли успешно заниматься таким делом те, кто гонится за престижем?

— Вопрос поставлен правильно. На эту престижную работу мы берём далеко не каждого. Отбор жёсткий, и не все могут его пройти. В первую очередь, оцениваем знания, полученные во время учёбы в профильном вузе. Кстати, мне очень приятно было видеть во всех регионах России, где я работал, с каким уважением относятся к выпускникам нашей родной кузницы юридических кадров — Саратовской юридической академии, ранее академии права, ещё раньше юридического института. Есть у саратовцев повод гордиться своей школой юристов.

Возвращаясь к теме престижности, скажу, что ответственность всё равно перевешивает престиж. Когда юноша или девушка нашивает на китель погоны лейтенанта юстиции, они не всегда понимают, что переходят в особенный мир. Мир, где от их решений будут зависеть судьбы людей — и подозреваемых, затем обвиняемых, и потерпевших. Считаю, что с потерпевшими надо работать не меньше, чем с обвиняемыми. Эти люди пережили удар судьбы. Очень важно его смягчить, дать понять, что они могут довериться сотрудникам, что их защитят и помогут. Принципиально важна профессиональная реабилитация потерпевших силами медиков, а при необходимости психологов. Особенно это касается малолетних и несовершеннолетних потерпевших.

— Какие качества вы назвали бы обязательными для работника СКР?

— Качества достаточно одного — искреннего желания работать на благо людей. Все остальные качества приобретаются. Практика научит, старшие коллеги помогут. Нагрузка огромная, но нельзя скатываться к шаблонам, надо работать вдумчиво.

Время мемуаров не пришло

— Что бы вы включили в книгу своих мемуаров?

— Если появится когда-нибудь время на мемуары, тогда решу. А навскидку сказать не могу: много было яркого, оставившего неизгладимый след в памяти за годы службы. Были взлёты и падения. Но всегда я считал свою работу невероятно интересной. Каждого кандидата на службу я лично спрашиваю: почему ты идёшь к нам, а не в другую структуру? Радует, что за прошедшую десятилетку у молодых людей благодаря значимому направлению работы ведомства появилась мотивация работать именно в Следственном комитете. Конечно, большинство не представляет, какие трудности ждут на этом пути. Но мы всегда помогаем молодым, у нас довольно много молодых сотрудников. Я говорю им, что они могут обратиться за поддержкой к любому более опытному сотруднику и ко мне в том числе.

Не секрет, что некоторые с нагрузкой не справляются, пишут заявления на увольнение. Я приглашаю каждого из них к себе и беседую не как руководитель с подчинённым, а просто как старший товарищ. Приятно бывает наблюдать, что после таких бесед молодые ребята не только остаются верны профессии, но и идут в гору.

Считаю важнейшим достижением первого десятилетия работы СКР то, что мы вырастили смену, «чистокровных» следователей СК, которые другого места работы себе не представляют.

— Своим детям вы такой судьбы не желаете — не слишком трудный путь?

— Желаю. Хотя, когда вырастут, сами будут решать.

— Вы долго не были в Саратове. Сильно ли изменились город и регион, и в какую сторону?

— Одиннадцать лет не был. Изменений много, в основном к лучшему. Особенно по качеству дорог.

— А как с криминогенной ситуацией?

— В Саратовской области эта ситуация всегда была сложной. Причин тому очень много. Сейчас, к счастью, стало меньше убийств и случаев причинения тяжкого вреда здоровью, повлекших за собой смерть. К сожалению, не сокращается число преступлений против половой неприкосновенности, в том числе и в отношении несовершеннолетних. Что касается коррупционных и экономических преступлений, то они меняют свой облик, их надо изучать и тщательно анализировать. Но у нас есть кому работать, поэтому спокойной жизни у преступников не будет. Все, кто выбрал нелёгкий, но благородный путь следователя по зову души, никогда не отступят от принципов борьбы за справедливость. Я в это верю всю жизнь, иначе бы не работал в следствии.