Дмитрий Аяцков: «Предсказание Бориса Ельцина о моём президентстве сбылось»

Дмитрий Аяцков: «Предсказание Бориса Ельцина  о моём президентстве сбылось»
Фото: из архива Дмитрий Аяцкого

С первым президентом России Борисом Ельциным, чьё 90-летие пришлось на начало прошлой недели, изо всех саратовцев был лучше других знаком первый губернатор нашей области Дмитрий Аяцков. Однажды в Бирмингеме Ельцин во время встречи с президентом США Клинтоном даже назвал саратовца своим возможным преемником. Мы попросили Дмитрия Фёдоровича рассказать о своём отношении к этому политическому деятелю, с кем его связывали как деловые, так и личные отношения.

Фото: из архива Дмитрий Аяцкого
«Недавно ко мне приезжала телегруппа телеканала «МИР». Корреспонденты и операторы отсняли огромное количество материалов, в том числе и связанных с моими встречами с Ельциным. Надеюсь, скоро это будет показано на телеэкранах», — сказал Дмитрий Аяцков в начале нашего разговора.

По словам человека, возглавлявшего область в 1996-2005 годах, обвинения в развале Советского Союза, что звучат в адрес первого президента РФ, выглядят беспочвенными: «СССР был уже развален. Борис Николаевич поставил себе целью объединить славянские народы, что и было сделано в Беловежской пуще».

Дмитрий Фёдорович считает безусловной ошибкой руководства России войну на Северном Кавказе: «Это была авантюра. Есть “герои”, что развязали ненужную войну — Борис Николаевич в их число не входит».

Аяцков напомнил, что страну «уронили» очень серьёзно, и первому президенту пришлось её поднимать и в экономическом, и в политическом смыслах: «Сейчас многие забывают, что из Америки и Европы шло огромное количество гуманитарной помощи. Необходимо было выстраивать отношения с Западом. И к нам пришли новейшие технологии. Люди не помнят, что пустые прилавки появились не при Ельцине, а до него. Он, наоборот, постарался эти прилавки заполнить. Да, страна превратилась в огромный базар, но одновременно стали выстраиваться рыночные отношения».

Наконец, мой собеседник добавил, что на его памяти Борис Николаевич стал единственным лидером России, кто нашёл в себе мужество сказать россиянам: «Простите меня. Я ухожу». …И выбрал себе достойного преемника.

Фото: из архива Дмитрий Аяцкого
Аяцков множество раз встречался с Ельциным у него дома, часто бывал вместе с ним за границей. Он считает несомненной заслугой первого президента, что он из «большой семёрки» сделал «восьмёрку», включив туда Россию: «Конечно, негатив помнится дольше. Да, выпивал, оркестром дирижировал. И сегодняшние политики пьют. В моей же жизни он оставил очень яркий след. Когда бываю в Москве, никогда не забываю посетить могилу на Новодевичьем кладбище».

Экс-губернатор нашего региона убеждён, что придёт время переоценки вклада Ельцина в развитие России. Может быть, нескоро, спустя ещё лет девяносто, как со Столыпиным, которого долгие годы называли реакционером, а затем поставили в один ряд с Петром Великим.

— По-вашему, Ельцина тоже стоит поставить в тот же ряд, что Столыпина и Петра Первого? — не удержался я от вопроса.

— Нет, в этот ряд его вряд ли можно включить, — подумав, ответил Дмитрий Аяцков. — Но для меня он остаётся, безусловно, великим человеком, великим государственником.

По словам моего собеседника, Ельцин был в восторге от принятого в Саратовской области закона о частной собственности на землю. Более того, даже предлагал саратовскому губернатору создать политическую партию землевладельцев и собственников, уверяя, что это будет лучшая из российских партий. Аяцкову было приятно, что среди не очень многочисленных государственных наград первого президента страны был знак «За любовь к родной земле» под № 1, вручённый ему нашим тогдашним губернатором: «В Ельцин-центре, его сейчас только ленивый не критикует, тоже есть саратовский след. Это ведь не музей Ельцина, там отражена эпоха 1990 годов в истории нашего государства, показано абсолютно всё — и провалы, и достижения. Там находятся саратовский троллейбус, штурвал Ту-160, подаренный нашими авиаторами. В моём домашнем кабинете стоит портрет Ельцина с его дарственной надписью, датированный 9 ноября 1997 года, президент подарил мне его ко дню рождения».

По поводу эпизода с Клинтоном в Бирмингеме Дмитрий Фёдорович вспомнил следующее: «Я был единственным губернатором в составе делегации. Борис Николаевич представил меня как главу одной из ведущих областей России и добавил, что я могу стать в будущем президентом России. Билл Клинтон тут же стал рассуждать, какими качествами должен обладать лидер такой огромной страны, как Россия. Мне в дальнейшем это сослужило плохую службу. Но при этом я один из немногих называемых Ельциным преемников, кто жив, здоров и бодр. Других, как Бориса Ефимовича Немцова, Николая Емельяновича Аксёненко, уже нет в живых. Даже предсказание о моём президентстве сбылось. В 1998 году Борис Николаевич назвал меня возможным будущим президентом, через двадцать лет я стал президентом Саратовского государственного технического университета».

Саратов Ельцин посещал трижды. В 1992, 1997 и 2002 годах. В последний раз, когда уже не был президентом. Тогда, в августе 2002-го, экс-президент, по словам моего собеседника, собирался провести в наших краях одну неделю, но задержался на гораздо более долгий срок. Ловил рыбу в Чардыме, гулял по проспекту Кирова и по Театральной площади, побывал на стадионе «Локомотив» во время игры «Сокола».

Среди цветов, возложенных к могиле первого президента России на Новодевичьем кладбище в день его 90-летия, был большой букет алых роз от Дмитрия Аяцкова.