У Саратова гниёт Волга: учёные-экологи бьют тревогу из-за тысяч топляков на дне великой русской реки

У Саратова гниёт Волга: учёные-экологи бьют тревогу из-за тысяч топляков на дне великой русской реки
Фото: Евгений Кузнецов

О том, что нынешнее состояние великой русской реки вызывает самую большую тревогу учёных, корреспонденту «МК в Саратове» рассказала доктор биологических наук, профессор, заведующая кафедрой «Экология и техносферная безопасность» СГТУ имени Гагарина Ю. А. Елена Тихомирова.

Учёный-эколог поясняет:

— Мы на нашей кафедре в своё время готовили для министерства природных ресурсов и экологии Саратовской области большое и серьёзное обоснование того, что можно и нужно сделать хотя бы в акватории города Саратова. В Год экологии — в 2017 году — на нашей кафедре открыли областной научно-методический центр мониторинга Волгоградского водохранилища. Волонтёры из саратовского клуба дайверов исследовали дно акватории на предмет того, что нужно убрать в первую очередь.

По словам профессора Тихомировой, в известном всем саратовцам Затоне главной бедой стали не канализационные стоки, а затопленные брёвна. Они лежат на дне с давних времён, ещё с той поры, когда по Волге сплавляли лес. В силу особенностей течения реки в Затоне притапливали брёвна, отставшие от основной массы. Их туда прибивало течением. Сплав продолжался примерно до середины двадцатого века. Сколько брёвен скопилось в этой части акватории, вряд ли кто-то сможет точно сказать. Ясно одно — их не меньше пяти-шести тысяч.    

За последние десять лет климат поменялся, лето стало более жарким. Донные отложения, в том числе топляк, начали прогреваться до температуры, когда активизируются процессы гниения. Отсюда превышение марганца и аммиачных соединений в волжской воде, неприятный запах, изменённый цвет водной поверхности. Такая вода не годится ни для купания, ни тем более для водоснабжения и использования в бытовых целях.

Елена Ивановна отметила, что неучтённые стоки из больших домов, из частного сектора там тоже есть, но главная беда Затона — гниющие древесные отложения на дне. Их надо убирать — на это нужны деньги. А с этим в регионе, как всегда, туго. Средства выделяются только на реконструкцию и строительство очистных сооружений на Волге, и то недостаточно.

— Всё, что лежит на дне Волги, мы условно разделили на две группы, — говорит профессор Тихомирова. — То, что надо убирать в первую очередь, — топляк и железные бочки с нефтеотходами. Их в 1990-е годы сбрасывали, теперь они ржавеют и становятся токсичными. Второе — то, что может подождать, сюда мы включаем суда, затопленные в Волге близ Саратова, они стали чем-то вроде коралловых рифов, в них живёт рыба. Волга — федеральная собственность, и то, что лежит на её дне, — тоже. Для того, чтобы что-то почистить, поднять со дна, передвинуть и так далее, нужно организовать отдельный полигон, поместить там всё, что вынимается из Волги, и согласовывать все дальнейшие действия с федеральными структурами.

 

Елена ТИХОМИРОВА, доктор биологических наук, профессор:

«В рамках нацпроекта “Оздоровление Волги” можно получить деньги на очистку речного дна, но до сих пор региональной власти было не до этого. Работа технически не слишком сложна, можно решить огромную проблему, только нужны шаги со стороны общественников и власти».

Что еще почитать

В регионах

Новости региона

Все новости

Новости

Самое читаемое

Реклама

Популярно в соцсетях

Автовзгляд

Womanhit

Охотники.ру