За взрыв в Крытом рынке Саратова расстреляли заведомо невиновных людей

За взрыв в Крытом рынке Саратова расстреляли заведомо невиновных людей
Фото: Евгений Кузнецов

13 января 1938 года в истории Саратова окрашено кровью и чёрным траурным цветом. Под Старый Новый год взорвался паровой котёл в Крытом рынке. Это произошло в то время, когда рынок был полон людей. Погибшими сраз считаются 47 человек, получившими увечья - в три раза больше. Сообщений об этой катастрофе в газетах того времени мы не обнаружили ни строчки.

Больше подобных трагедий в нашем городе не происходило. До недавнего времени ещё находили очень немногочисленных свидетелей, бывших в ту пору детьми. Очевидно, что всей правды о случившемся мы не узнаем уже никогда.

По официальной версии тогда в Саратове произошёл крупнейший теракт, подготовленный и устроенный «врагами народа», членами подпольной антисоветской организации с троцкистским уклоном. На дворе был, напоминаем, 1938 год, разгар Большого террора.

По делу о взрыве проходило множество обвиняемых, больше десяти человек были расстреляны.

Сведения о том, как велось следствие по раскрытию теракта также весьма противоречивы. Корреспондент «МК в Саратове» обратился к известному саратовскому краеведу Алексею Голицыну, работающему с архивами НКВД-КГБ-ФСБ. Вот что рассказал историк.

«Одним из главных обвиняемых по делу о взрыве оказался Илья Иосифович Шницер, директор Саратовской конторы торга – Саратовторга. Самое интересное, что арестовали его за несколько месяцев до взрыва, в начале сентября 1937 года. С тех пор он находился во внутренней тюрьме НКВД на улице Дзержинского».

Голицын оказался едва ли не единственным из гражданских людей, кому удалось ознакомиться с материалами дела Шницера. Директора Саратовторга первоначально обвинили в умышленном развале работы, в приёме на работу контрреволюционных элементов. Особой конкретики в этом не было, например, предъявлялась такая претензия: направлял запасы повидла в Хвалынск, где своё повидло некуда было девать. Учитывая, что Шницера прислали из Москвы, он просто не мог знать специфики районов Саратовской области.

Показания против начальника дали двое его важных подчинённых – директор Крытого рынка Кузьма Булатов и заместитель Шницера некто Михайлов. Дело в основном строилось на их свидетельствах.

Обвинение оставалось в чисто экономической плоскости. До тех пор, пока не прогремел взрыв 13 января 1938 года. Уже 14 января Шницера допрашивали. При том. что последний допрос был аж в ноябре. Главный вопрос – в чём выразилось его участие в подготовке диверсионного акта в одном из общественных мест Саратова.

Краевед Голицын обращает внимание на то, что уже на следующий день в НКВД решили, что произошла именно диверсия. При этом протокол допроса сохранился только в машинописном виде.

«Отсутствие рукописного варианта допроса указывает на то, что он сфальсифицирован от начала до конца», - говорит Алексей Александрович. – «Шницера могли и вовсе не допрашивать, его заранее назначили виновным».

Бывшему директору Саратовторга оставалось только признаться (или подписать написанное чужой рукой признание), что он непосредственно организовал диверсию парового котла в Крытом рынке. При этом уточнил, что инициатива исходила всё же не от него, а от Фрешера – одного из участников контрреволюционной организации.

Евгений Эдуардович Фрешер – виднейший советский партийный и государственный деятель, первый секретарь обкома ВКП(б) АССР Немцев Поволжья до 1937 года. Его арестовали в августе того же года по обвинению в правом троцкизме и создании подпольной националистической фашистской организации в возглавляемой им республике. В июле 1938 года расстреляли. Голицын уточнил, что в деле Фрешера ни слова не сказано о взрыве в Крытом.

Согласно признаниям Шницера, идею взорвать Крытый рынок Фрешер подал ему ещё в октябре 1936 года. Затем директор Саратовторга лично завербовал в правотроцкистскую организацию своих подчинённых Михайлова и Булатова. Тех самых, кто давал на него показания, обвиняя во вредительстве. Теперь Шницер назвал их непосредственными исполнителями диверсионного акта в Крытом.  

В обвинительном заключении, подписанном в марте 1938 года самим прокурором СССР Андреем Вышинским, утверждается, что Шницер «по заданию германской разведки и руководства правотроцкистской организацией организовал диверсию в городе Саратове, взорвал Крытый рынок, что повлекло за собой многочисленные человеческие жертвы (убито и ранено свыше двухсот человек)».

Приговор за это в то время мог быть только один – смертная казнь. На тот момент Илья Шницер находился во внутренней тюрьме НКВД в Москве. Там его и расстреляли в апреле 1938 года. Та же участь постигла Булатова и Михайлова. Кроме них смертный приговор за диверсию в Крытом рынке получили ещё несколько человек.

Придёт время и всех расстрелянных реабилитируют. Но это будет нескоро.  

Что еще почитать

В регионах

Новости региона

Все новости

Новости

Самое читаемое

Автовзгляд

Womanhit

Охотники.ру