Несовершеннолетние проститутки поведали, как попали в секс-империю Саратовской области

Энгельсский районный суд вынес обвинительный приговор по громкому уголовному делу об организации интимного бизнеса

15.07.2019 в 11:23, просмотров: 2341

Трое подсудимых — двое мужчин и молодая женщина — признаны виновными в том, что насилием и угрозами заставляли девушек заниматься проституцией, оказывать сексуальные услуги посетителям саун. Среди их жертв несколько несовершеннолетних, которых загнали на панель в 16-летнем возрасте. Но главный сутенёр, создатель грязной сети по торговле юным девичьим телом ушёл от уголовной ответственности… в мир иной. Он скончался в день своего задержания.

Несовершеннолетние проститутки поведали, как попали в секс-империю Саратовской области

Об этой жуткой истории «МК» в Саратове» уже рассказывал читателям. Теперь всплыли новые подробности из жизни секс-рабынь и их хозяев.

 

Невольницы на Волге

— Мне надели на голову пакет, связали руки, привезли в чужую квартиру и там изнасиловали…

— Меня приковали наручниками к батарее и продержали в таком положении почти сутки за то, что я не хотела ехать в сауну, где ждала целая толпа клиентов…

— Я пыталась убежать от этих негодяев, но они угрожали убить мою мать и сестёр в деревне…

— С нами обращались, как с невольницами, — держали взаперти, били за малейшее непослушание, продавали пьяным мужикам…

Если вдумываться в смысл этих фраз, станет страшно и противно. Между тем в зале энгельсского суда они произносились совершенно спокойным, обыденным тоном, без каких-либо ярко выраженных эмоций. Худенькие девушки, каких можно встретить в любом техникуме или ПТУ, по-нынешнему в колледжах и лицеях, подробно рассказывали, как их превращали в секс-рабынь, унижали, растаптывали честь и достоинство, калечили молодые жизни. Большинство из них приехали в город из окрестных сёл и деревень. Кто учиться, кто заработать. И, конечно, все они хотели поскорее стать самостоятельными, начать взрослую жизнь, найти свою судьбу, любовь, счастье. На этом пути их ждали грязные лапы сутенёров.

Сутенёры, сидевшие на скамье подсудимых, совсем не были похожи на злодеев из криминальных сериалов. Двое солидных мужчин явно кавказского типа, одному на вид лет сорок, другому около пятидесяти. Держались они уверенно, без суеты и паники. Рядом с ними — брюнетка лет двадцати пяти, тоже восточной наружности. При первом же взгляде на неё было заметно, что скоро подсудимая станет мамой.

Невозможно поверить, что это и есть работорговцы XXI века. Справедливости ради надо сказать, что судили всё же лишь подручных владельца живого товара — водителя, выполнявшего ещё обязанности связного, охранника, который одновременно был за вышибалу. Что касается будущей мамы, то она сочетала карьеру путаны с любовной связью с хозяином и выполняла функции надсмотр­щицы за девушками, решая, кого и как наказать, нередко сама совершала расправу над провинившимися.

В начале судебного заседания зачитали постановление о том, что уголовное преследование одного из подсудимых прекращается в связи с его смертью. Речь шла о самом старшем из криминальной компании — по возрасту, ему в нынешнем году исполнился бы 61 год, и по положению — он был главным в преступном сообществе. Все нити тянулись к Рафику (имена изменены) и оборвались в один момент, когда он внезапно скончался от сердечного приступа. Причём произошло это в здании Управления МВД по г. Саратову, куда его доставили сразу после задержания. Вроде бы Рафик даже пообещал всё чистосердечно рассказать, помочь следствию. В общем, встал на путь раскаяния, но коварная смерть тому помешала.

Помощник прокурора г. Энгельса Наталия ДУНАЙ — ей выпало поддерживать государственное обвинение во время суда — сказала мне, что все подсудимые, включая покойного, в повседневной жизни производили впечатление самых обыкновенных людей. Конечно, если не знать, что они творили за дверями квартир, где держали своих жертв, некоторым из которых было всего по 16 лет. Оскорбления, избиения, а то и изнасилования — всё шло в ход, если деревенские девчонки, приехавшие в город за счастьем, не желали превращаться в проституток.

— Все подсудимые имеют семьи, детей, у покойного лидера группировки тоже есть дочь-подросток, — говорит гособвинитель Дунай. — Будь он жив, хотелось бы спросить: не напоминали ли ему девчонки, которых возили по саунам и заставляли ублажать клиентов, собственную дочку?

Согласно материалам уголовного дела секс-рабство в Энгельсе продолжалось с 2015-го по 2018 г. Хотя большинство людей, с кем мне довелось говорить, считают, что всё началось гораздо раньше. Сколько девушек прошло через этот ад, теперь установить невозможно — в суде находились 11 потерпевших, но все они были знакомы лишь с 2-3 товарками по древнейшей профессии, с кем жили в одной квартире, с другими общаться не давали.

 

«Ночные бабочки» в сачке сутенёра

Наиболее интересный вопрос, конечно же, как попадали девушки в паучьи сети. У каждой из жертв своя история, хотя все они укладываются в несколько схем, наработанных торговцами девичьим телом. Рвались к свободе, а попадали в неволю, превращаясь в «ночных бабочек».

Лера, пожалуй, самая красивая из потерпевших, высокая, стройная, с внешностью фотомодели. Её история звучит как пересказ пошлого телесериала, если бы это не было правдой.

— Три года назад, когда мне было 16, я встречалась с парнем здесь, в Энгельсе. Как-то пожаловалась ему, что стипендии колледжа ни на что не хватает, а хочется и одеться, и развлечься. Мой Кирилл тут же сообщил, что может предложить мне интересную и высокооплачиваемую работу. Надо будет вести презентации товара в одной фирме, рассказывать о новой продукции и мило улыбаться клиентам. Я, конечно, согласилась, потому что верила Кириллу. Он привёз меня к работодателю — им был Рафик. Офис размещался в обычной квартире, но мне это странным не показалось, сейчас так часто бывает. Он попросил показать ему мой паспорт. Пока мы беседовали, Кирилл куда-то исчез. Вдруг из соседней комнаты вышли трое или четверо здоровых мужчин-кавказцев, окружили меня и сказали, что теперь я должна делать, что они велят. Мне стало страшно, они очень грубо со мной разговаривали. Взяли под руки и повели в машину. Отвезли в другую квартиру, там находились ещё две девушки моего возраста и одна постарше — это была подруга Рафика. Она нас запугивала и приковала меня наручниками к батарее, когда я заявила, что не хочу быть проституткой. А паспорт так и остался у Рафика. На следующий день после того, как я попала в этот вертеп, меня силой затолкали в машину, там на заднем сиденье уже были четыре девчонки, и повезли в сауну. Первый раз пришлось «работать» бесплатно — какие-то друзья Рафика что-то отмечали.

У Лики ситуация похожая, только вместо парня она поделилась своими материальными проблемами с подругой во время разговора в кафе, когда захмелела от выпитого.

— Подруга ахнула: что же ты раньше молчала, я уже давно девчонок ищу для работы по гибкому графику в хорошем кафе, вот как это. Поймали такси и поехали устраиваться на хорошую работу. В квартире мне велели ждать, мол, шеф скоро приедет. Подруга принесла ещё вина, выпили, я уснула. Когда проснулась, не было ни подруги, ни моих документов. Мне объяснили, что теперь я работаю в саунах по всему Энгельсу и, если сумею хорошо ублажать клиентов, смогу получать неплохие деньги.

У Вики всё получилось гораздо проще и жёстче. Она возвращалась домой в поздний час на такси.

— В машине, кроме водителя, был ещё один мужчина, я не придала этому значения. Потом вдруг оказалось, что у меня не хватает денег расплатиться. «Отработаешь», — сказал таксист. Они вдвоём надели мне на голову пакет, связали руки и куда-то повезли. Потом меня насиловали несколько человек — пакет так и был на голове. Сказали, что надо привыкать, в саунах ещё не такое будет.

Кристина считает, что в её жизнь вмешались колдовские силы.

— Мне было 16. Я жила в маленькой квартире с мамой и четырьмя братишками. Давно мечтала снять квартиру, вздохнуть свободно. И вот однажды вечером меня предложил подвезти пожилой мужчина на дорогой иномарке. Сказал, что я ему нравлюсь, на следующий день пригласил в кафе. Мы несколько дней встречались. Я рассказала ему о своей мечте, и он пообещал её исполнить. Позвонил на следующий день, назвал адрес, по которому снял мне квартиру. Я обрадовалась, собрала вещи, приехала. Мой знакомый помог мне устроиться, только почему-то не дал ключа от квартиры, хотя я об этом спрашивала. Запер меня и ушёл. Через несколько часов приехал с другими мужиками, сказал, что я буду обслуживать клиентов в саунах. Я стала кричать, что не буду, меня избили, потом изнасиловали. Мой принц на иномарке оказался главарём этой банды, которая девчонок по саунам возила.

 

Молчание путан

Что касается заработков, то в этом вопросе подход был дифференцированным. Тем девчонкам, кто угождал Рафику и его команде, деньги действительно давали — от одной до двух тысяч за выезд. Тем же, кто проявлял строптивость, приходилось работать только за еду. Для послушных в виде поощрения практиковались выезды домой, в деревню — под строгим присмотром сутенёров и охранников. Своим родным девчонки говорили, что работают поварихами по вахтовому методу. У некоторых из них есть дети, мамы привозили им игрушки из города и опять уезжали обслуживать клиентов.

Были такие, что пытались бежать. Одной, Оксане, это даже удалось. Она думала, что в деревне, где жили её мама и сёстры, сумеет спрятаться. Ничего не вышло. Уже на другой день прибыли люди Рафика, пригрозили, что убьют всех Оксаниных родных, и, демонстрируя серьёзность своих намерений, сожгли деревянную уборную рядом с домом. Затем собирались поджечь дом. Девушке пришлось поехать с ними опять в Энгельс, где её так избили на глазах у других секс-рабынь, что она несколько дней не могла работать.

Девушки чувствовали свою полную беззащитность перед жестокими хозяевами. Двое из них рискнули пожаловаться в полицию, но со стороны стражей правопорядка реакции на обращение не последовало. Зато вскоре последовала реакция сутенёров. Жалобщиц избили и пообещали в следующий раз убить. Об их попытке подключить правоохранителей Рафику стало известно очень быстро. В разговорах между девушками ходил слух, что у их хозяина хорошие друзья в полиции, поэтому ждать оттуда помощи не стоит.

О «крышевании» энгельсской сутенёрской группировки силовиками ни в суде, ни во время следствия ничего не говорилось. Хотя по опыту прежних похожих уголовных дел — а они в наших краях были, только давно, лет 10-15 назад — известно, что такой масштабный секс-бизнес без поддержки и прикрытия со стороны высокопоставленных лиц в погонах в принципе невозможен. Спросить бы об этом у Рафика, да он теперь замолчал навеки, унеся в могилу тайны своего грязного бизнеса. Я даже слышал версию, конечно неофициальную, что этот человек сам по себе значительной фигурой в теневом мире не являлся. Он только представлял интересы «больших людей», получавших доходы от продажи юных путан клиентам, а взамен обеспечивавших неприкосновенность секс-империи энгельсских саун. Может быть, когда-нибудь мы узнаем их имена.

По приговору суда охранник-вышибала проведёт в заключении 5 лет, водитель-связной — 4 года. Подругу главаря, контролировавшую девушек, приговорили к 5 годам лишения свободы, но отсрочили приговор до достижения её старшим ребёнком 14-летнего возраста — вскоре должен появиться ещё и младший.

А пока стоит вспомнить, что в Энгельсе давние традиции сексуального рабства.

Ещё осенью 2007 г. здесь задержали супружескую пару — 21 года и 27 лет, которые держали трёх невольниц взаперти в квартире и заставляли заниматься проституцией. Среди насильственно обращённых в проституток девчонок была одна несовершеннолетняя. Все три — из сёл, как и в случае с нынешним уголовным делом.

А в июне 2011-го произошла и вовсе экзотическая история: на автозаправочной станции «Торэко» в Энгельсе один местный житель продал в сексуальное рабство другому двух африканок: гражданку Гамбии и гражданку Нигерии. Двух чернокожих красоток, приехавших в наши края учиться, оценили в 100 тыс. руб.