Первые саратовские суворовцы имели фронтовой опыт и боевые награды

75-летие Победы почти совпадает с 75-летием открытия в Саратове суворовского военного училища

Это заведение начало работать в нашем городе в начале октября 1944 военного года. В День Победы учащиеся уже маршировали по площади Революции в парадной форме. О том, какими были первые месяцы Саратовского СВУ, корреспондент «МК» в Саратове» побеседовал с хранителем музея истории училища Жаном Страдзе.

75-летие Победы почти совпадает с 75-летием открытия в Саратове суворовского военного училища
фото из архива музея

Воспитанники мировой войны

«Мама, у нас сегодня будет кино, но не знаю какое… У нас щас приготовление уроков, ну как уже сделал все уроки, решил вам написать письмо… Мы завтра поедем на подсобное хозяйство…»

Письма домой датированы маем 1945-го. Строчки написаны детским почерком на обороте открытки с портретом генералиссимуса СУВОРОВА, под ним сидит за столом белобрысый мальчишка в алых погонах. «Привет от суворовца!» — кричат красные буквы, под этим лозунгом летели письма к родным воспитанников.

Из дома к ним приходили письма на открытках, выпущенных к 1 Мая 1945 г., за неделю до Победы. На них картинки детей, пишущих на фронт отцам и старшим братьям: «Всех фашистов перебей и домой вернись скорей!», «Будь здоров и бей врагов. Жду тебя. Светлана».

Теперь эти открытки, хранящиеся в музее Саратовского СВУ, стали раритетом. А три четверти века назад среди воспитанников училища были мальчишки 11-12 лет, имеющие награды за участие в освобождении своей Родины от захватчиков.

— В День Победы в 1945 году воспитанники училища поздравляли фронтовиков, в том числе и своих однокашников, — рассказывает Жан СТРАДЗЕ. — Сыновья полков и партизанских отрядов, они в свои мальчишеские годы совершали подвиги.

Жан Жанович называет имена воспитанников первого набора училища, на чью долю выпали испытания боями.

Анатолий КОРНЕВ партизанил в знаменитой бригаде «Чекист». На его груди сияла медаль «Партизан Великой Отечественной войны». Получил он награду за то, что взял в плен немецкого офицера.

Партизаны окружили в лесу немецкий отряд. Командир поставил маленького Толю в стороне от места боя, не хотел лишний раз рисковать жизнью мальчика. Но так получилось, что офицер-эсэсовец проскользнул сквозь партизанское окружение и выскочил прямо на Толю. Немец сначала не воспринял всерьёз пацанёнка, хотя у того в руках и был ППШ. Но когда маленький партизан дал прицельную предупредительную очередь прямо у ног фрица и детским голосом скомандовал «Хенде хох!», воин фюрера понял, что с этим малышом лучше не связываться. Встал к дереву и поднял руки.

Валентин САВЧЕНКО — участник боёв за Одессу, Кишинёв, Измаил.

Анатолий ГОРОШНИКОВ был награждён знаком Гвардии.

Станислав ДОБЫЧИН, житель блокадного Ленинграда. Мальчишка вместе со взрослыми тушил бомбы-зажигалки на крышах. Получил медаль «За оборону Ленинграда».

Воспитанник первого призыва Саратовского СВУ — знаменитый саратовский художник Валентин ЕВГРАФОВ. Он создал замечательный цикл графических работ «Суворовцы 40-х». На одной из них — группа подростков в суворовской форме, и среди них ребята с боевыми медалями. Такие были практически во всех СВУ страны.

На встречах суворовцев спустя годы вспоминали, что для воспитателей — офицеров, старшин, сержантов — весьма проблемно было работать с юными фронтовиками. Они были сформировавшимися людьми, многое увидели, узнали и пережили. Требовать от них дисциплины было нелегко.

Более того, по словам Жана Жановича, во время первого года обучения, пока шла война, некоторые суворовцы считали, что их место на передовой, и убегали туда из училища. Их, конечно, возвращали.

 

От Минобороны до «Весёлых картинок»

Хранитель музея добавляет, что идеализировать первых саратовских суворовцев не стоит. Среди них были хулиганы и шпана, ведь набирали сирот войны, тех, кого то с горечью, то с опаской называли «безотцовщиной». Некоторые из них позже говорили о своём кадетстве-суворовстве, как о спасении. Об этом рассказывает Страдзе:

— Один мой товарищ, учёный, профессор, доктор химических наук Владислав Иванович ГРЕШНЕВ однажды сказал мне: «Знаешь, Жан, если бы я не попал в училище, сомневаюсь, что был бы жив. Из нашей компании — стаи, собравшейся в саратовской сельской глубинке в годы, когда отцы погибли на фронте, а матери, не разгибаясь, трудились в полях и на фермах, чтобы заработать кусок хлеба для детей, одни попали в тюрьму, другие погибли в драках. Мне повезло — направили в училище».

При этом были и другие — например, сыновья генералов. Но они никогда этим не кичились. В суворовском строю все были равны. Поэтому, когда вижу, как к нынешней кадетской школе мальчишек подвозят на шикарных автомобилях, мне немного странно — какие кадеты могут из них получиться? Хотя времена, конечно, изменились, с этим надо считаться.

Воинов из детей войны делали их наставники. Когда училище открывалось, его начальник генерал-майор Пётр ДЬЯКОНОВ опубликовал в газете «Коммунист» статью, где писал: «Мы не пруссаки и не стремимся готовить автомата, распоряжающегося десятками других автоматов. Наша цель — готовить военачальника, который заслужит авторитет у бойцов превосходством своих знаний, уменьем лучше самого бойца совершать любое солдатское дело, офицера, который является примером личной храб­рости и дисциплинированности».

В пример он, конечно, приводил Суворова, считая его идеалом русского офицера.

Генерал Дьяконов считал, что современный офицер — речь идёт о середине ХХ века — это не столько послушный исполнитель, сколько человек, уверенный в себе. Он хотел, чтобы его воспитанники не боялись вести споры, дискуссии, в том числе и с начальством. Например, заходит в учебную роту, где идёт викторина, суворовцы отгадывают ребусы и всякие головоломки. Генерал обращается к ведущему: «Можно мне позадавать вопросы?» И начинает ставить каверзные вопросы, например, предлагает определить без карты расстояние между Москвой и Ленинградом.

Другой эпизод, запомнивший суворовцам первого набора. В спортзал заходит подполковник Георгий ФИЛИМОНОВ, первый заместитель начальника училища по учебной части. На турнике, как тряпка, висит несчастный воспитанник. Филимонов понаблюдал, затем снял китель, подошёл к турнику и начал делать выходы силой, потом крутить «солнце» в одну сторону и в другую. Подполковнику уже за пятьдесят, мальчишки смотрят на него, открыв рты. Филимонов закончил гимнастические номера и сказал: «Вот так нас учили в кадетском корпусе». Он начинал офицерскую службу ещё в царское время, был кадетом и сохранил закалку на всю жизнь.

Если говорить о том, кто получился из первых выпускников, то надо вспоминать имена не только военных, но и учёных, врачей, художников, поэтов. Все знают, что Саратовское СВУ в разные годы оканчивали великий штангист Юрий ВЛАСОВ — самый сильный человек планеты, и знаменитый генерал Борис ГРОМОВ, тот, что выводил советские войска из Афганистана, затем был губернатором Московской области. Но все ли помнят, что суворовец первого набора в 1944 г. Юрий МЕЛЕНТЬЕВ, уроженец Челябинской области, с 1974 по 1990 гг. — министром культуры РСФСР, дольше всех занимал эту должность. Есть и академики, и лауреаты Ленинской премии.

С самого первого года в училище служил офицер-воспитатель Владимир Игнатьевич КОВАЛЕНКО, участник войны, до того окончивший художественное училище. Он водил воспитанников в Радищевский и в краеведческий музеи, в консерваторию и филармонию, в театры. И он был не один.

В училище работало множество кружков по интересам. Особенно знаменит был драматический кружок. На День Победы 1947 г. его силами поставили пьесу Сергея МИХАЛКОВА «Я хочу домой» о судьбе советских детей, возвращённых домой из стран Европы.

В музее — не меньше десятка сборников поэзии и прозы, их авторы — саратовские суворовцы разных лет.

Все знают популярнейший советский журнал для детей «Весёлые картинки». Его герои — Карандаш, Самоделкин, Буратино, Чиполлино и прочие «весёлые человечки» — были любимцами детей во всех республиках. В последнее десятилетие жизни Советского Союза тираж журнала достигал почти десяти миллионов экземпляров.

Но все ли помнят, что с 1977 г. в течение более двадцати лет, включая самые страшные, кризисные 90-е, главным редактором «Весёлых картинок» был выпускник Саратовского СВУ Рубен ВАРШАМОВ, известный художник-аниматор и иллюстратор детских книг. В музее много материалов о нём. Суворовцев учили переплётному и столярному делу, фотографировать и рисовать. Иностранные языки преподавали на таком уровне, что выпускник мог сразу, без подготовки, работать переводчиком. Они трудились в подсобном хозяйстве, принимали участие в строительстве набережной и ещё многих знаменитых саратовских зданий, в закладке парка Победы на Соколовой горе. Они умели всё, были ко всему готовы и ничего в жизни не боялись.

Вся жизнь суворовцев была максимально заполнена, организована. Это превратило их в элиту советского общества.

 

Саратов оправдал доверие

В конце разговора я спросил Жана Жановича:

— Почему Саратов оказался в числе городов, где в первую очередь стали открывать суворовские училища?

— Саратов в годы войны показал свои возможности. В годы войны сюда были переведены из обеих столиц и стратегические производства, и административные структуры, и образовательные учреждения — Ленинградский университет, и учреждения культуры — МХАТ. Все они работали очень чётко. Советское правительство поверило, что Саратову можно доверять, здесь работают руководители, которые способны решать любые задачи. Так было. Конечно, большое значение имело то, что в Саратове и в области перед войной и во время войны действовало много военных училищ, опыт по воспитанию молодых офицеров накопился огромный. Суворовцы вошли в курсантскую семью как младшие братья. Можно считать предтечей СВУ спецшколу ВВС, где готовили как военных, так и гражданских специалистов — она работала с 1940 года.

В годы войны наш город был на виду у всей страны, несмотря на пресловутую «закрытость» из-за обилия оборонных предприятий. И тогда Саратов оправдывал доверие, звание «Город трудовой славы» было им заслужено.

Опубликован в газете "Московский комсомолец" №16 от 15 апреля 2020

Заголовок в газете: Двенадцатилетние фронтовики